Documente online.
Username / Parola inexistente
  Zona de administrare documente. Fisierele tale  
Am uitat parola x Creaza cont nou
  Home Exploreaza
Upload




























Валерий ЕМЕЛЬЯНОВ - ДЕСИОНИЗАЦИЯ 1

Rusa







ДЕСИОНИЗАЦИЯ

авт. В. Н. Емельянов (1929-1999)

ЕМЕЛЬЯНОВ В. Н.

Десионизация - М.: "Русская Правда", 2002.

Перед Вами полный вариант "Десионизации" - книги, раскрывшей глаза в своё время многим и многим нашим соотечественникам на чудовищные преступления международного сионизма. Изданная в самиздате в 1979 году, она ходила среди русских читателей по рукам, заставляя власти преследовать её распространителей и читателей... Именно благодаря этой бесстрашной книге возродилось в нашей стране русское национально-освободительное движение.

Для читателя-антисиониста и всякого, интересующегося проблемами мировых заговоров.

Peг. св. серии ПИ № 77-5215 от 21.08.2000 г.

Учредитель A. M. Аратов

В. Н. Емельянов, автор

A. M. Аратов, предисловие

"Русская Правда"

8 мая 1999 года не стало Валерия Николаевича Емельянова... Не стало нашего Товарища, целиком, без остатка отдававшего все свои силы борьбе с сионистским оккупационным режимом.

Валерий Емельянов - человек-легенда. Кандидат экономических наук, академик, писатель, учёный-арабист, автор нескольких учебников по арабским диалектам... Это далеко не всё, что можно сказать о нём. По сути, он основатель всего современного националистического движения. Семь лет отсидел он в спецпсихлечебнице Ленинграда за то, что издал и разослал всем членам брежневского Политбюро и Секретариата ЦК свою ставшую вскоре знаменитой книгу "Десионизация", которую сейчас Вы, уважаемый читатель, держите в руках.

На его "Десионизации", можно сказать, выросло целое поколение русских националистов. В застойные времена, когда КГБ вовсю следил за инакомыслящими, по всей стране "Десионизацию" подпольно "ксерили", переснимали, перепечатывали и распространяли. Именно с публикации в "Десионизации" Устава Всемирного Антисионистского и Антимасонского Фронта (ВАСАМФ) "Память" берёт название одноимённое патриотическое Движение. К сожалению, бывший фотограф Дмитрий Васильев бессовестно извратил учение Емельянова, воспользовавшись его временной изоляцией. Тем не менее чужое название православный христианин Васильев менять не захотел...

В. Н. Емельянов был непримиримым борцом с жидо-христианством, справедливо считая его одним из ответвлений иудаизма (только для гоев). -"Молиться еврею Христу также абсурдно, как и верить в учение еврея Маркса" - не раз повторял нам Валерий Николаевич.

С момента выхода первого номера газеты "Русская Правда" В. Емельянов стал активно сотрудничать с русским изданием, его радикальные статьи не раз публиковались на страницах нашей газеты. А под конец жизни Валерий Николаевич порой даже исполнял обязанности главного редактора. Посему неудивительно, что полный вариант "Десионизации" издаётся именно в "Русской Правде".

Валерий Емельянов был на зависть бесстрашным человеком. Пройдя через многолетние пытки спецпсихушкой, он не сломался, а стал работать, казалось, с ещё большей энергией и решимостью. Сколько раз на него возбуждали уголовные дела, сколько он пережил обысков, угроз, издевательств, сколько раз вытаскивали мы, его товарищи, из психиатрических больниц, куда его упрятывали врачи-евреи... Лучше не вспоминать!

Годы перенапряжения, усиленного "лечения" в спецпсихушке и самопожертвенный образ жизни сделали своё дело. Появились жуткие болезни, которые стали о себе напоминать ужасными болями. которые Валерий Николаевич старался мужественно терпеть. Но сил уже не хватало... Его тело нашли в ванной, где он пролежал несколько суток в горячей воде... Он не дожил всего пару недель до своего семидесятилетия.

Я горжусь тем, что могу назвать себя его учеником. И я горжусь, что мы совместно написали последнюю в его жизни статью...

Он очень просил меня опубликовать "Десионизацию" без сокращений, но тогда у меня на это не было ни средств, ни времени. Сегодня мы выполняем его главную просьбу. "Десионизация" выходит в том виде, в котором её хотел видеть автор.

Спи спокойно, Валерий Николаевич, мы продолжим твоё Дело. И мы победим, не сомневайся.

Александр АРАТОВ,

главный редактор "Русской Правды"

Я, Валерий Николаевич Емельянов, потомственный москвич, родился в Москве 24 мая 1929 года, а 16 октября 1941 года стал свидетелем массового бегства жидов из осаждённой Москвы, т. к. жил в начале Владимирки - дороги на восток. Семь членов рабочего заслона, остановившие под железнодорожным мостом бегущих для досмотра, обнаружили среди рулонов мануфактуры и прочего дефицитного, по тем временам, добра, наворованного у государства, целые кастрюли, набитые золотыми монетами царской чеканки, кольцами и прочими драгоценностями, чемоданы с пачками денег в банковской упаковке. По приказу Сталина такой вооружённый рабочий заслон мог на месте расстрелять подобных лиц по законам военного времени, тем более - осадного положения. Но для рабочих это было настолько необычно и неожиданно, что они сообщили на Лубянку. Оттуда быстро приехали чекисты, тоже из жидов, разоружили всех семерых рабочих, уложили ничком на косогор и расстреляли в затылок, а жидовские беженцы спокойно поехали по шоссе Энтузиастов (Владимирке) дальше со всем награбленным. Потрясённый Валерий дал себе мальчишескую клятву - разобраться: почему рабочих расстреляли, а буржуев отпустили. Как в тумане побрёл я домой, а в голове уже возникали первые строки моего единственного за всю жизнь стихотворения:

Стена рабочего заслона

У бетонного забора,

Что стоит у косогора,

Справа за мостом торча,

У Заставы Ильича,

На траве октябрьской жухлой

Из семи затылков кровь...

И по сей день я продолжаю разбираться: ПОЧЕМУ? Для этого понадобилось окончить школу рабочей молодёжи, одновременно работая сварщиком, стать семитологом-арабистом, т. к. именно из недр Аравийского полуострова вышло племя профессиональных преступников-евреев (в дословном переводе с иврита - проходимцев), сплочённых уголовной солидарностью на основе национальной, т. е. их еврейской языческой веры, навязанной в качестве интернациональной всем арийским народам, в том числе русскому, вот уже 1000 лет поклоняющемуся гнусным библейским жидам в церквях, став рабами еврейского национального бога-отца Яхве, при котором Иисус - всего лишь сынок, признающий верховенство языческого еврейского Яхве-папы. Имея доступ к большевистским архивам, т. к. преподавал в Высшей партийной школе при ЦК КПСС, я понял, что наш народ не восстал и не требовал большевистской революции, что она была сделана на деньги крупнейших капиталистов-жидов, в первую очередь из США, когда Ленин, "обожавший евреев", получил 20 млн. долларов от Якова Шиффа, 1 млн. долларов от группы Рокфеллеров через президента международных банкиров Макса Варбурга, помогавшего Ленину пересечь в бронепоезде воюющую с Россией Германию для получения в шведском банке хранившихся для него 22 млн. марок. Так Ленин с 32 евреями вернулся в столицу делать непрошеную рабочими и крестьянами революцию, Троцкий с 275 евреями - на пароходе "Кристина" из Нью-Йорка и Сталин - из Сибири без миллионов и без евреев, чтобы перестрелять "интернационалистов" как врагов народа и создать мощную современную экономику, что шло вразрез с планами жидовских финансёров. Но тихо, незаметно прошла реставрация капитализма и развал собиравшегося тысячу лет государства. Во всём мире как воды в рот набрали! И опять жидовские деньги. Неужто и вправду они могут всё!

После издания в Париже книги "Десионизация" в 1979 г. с помощью арабов, отсидев с 1980 по 1986 годы в тюрьме, ещё царской постройки, в Ленинграде на Арсенальной улице (ныне спецпсихбольнице для политических), я дописал начатое в 1941 г. Стихотворение:

В день шестнадцатый, ты, утром,

Шапку сняв, цветы готовь!

Отнеси их в сорок первый,

На кровавый косогор

Вдоль Владимирки и нервы,

Сжав в кулак, крепи отпор.

Оккупации Сиона,

Что змеею заползла,

На Руси, рукой масонов,

Тёплое гнездо свила,

Расстреляла, затоптала

Русских лучшие ряды,

Кукловодам власть отдала,

Сея ложь на все лады.

Не видать нам улучшенья,

Пьянка будет процветать,

Коли не приложим рвенья,

Истребить Сиона рать.

Автор

"Тот народ наилучше служит мировой цивилизации, который своё национальное доводит до высших пределов развития".

К. Леонтьев

Вопрос о правильном соотношении национального и интернационального в течение многих столетий не сходит с повестки дня. В наши дни, когда интернационализация общества происходит наиболее интенсивно, особое значение приобретает чёткое разграничение между подлинной интернационализацией, т. е. наилучшим служением мировой цивилизации, служением всему человечеству на базе предельного развития и сохранения всего лучшего, что накоплено веками каждым народом, и "интернационализацией" мнимой, настоящее название которой - космополитизм без роду и без племени. В отличие от интернационализма подлинного космополитизм стремится обезличить все народы на земле, переплавить их в одном безродном котле, лишить их всех исторических корней и собственного национального опыта. Одновременно космополитизм во все времена имел своей главной целью подменить любовь к собственному отечеству якобы интернациональной любовью к так называемому "народу божьему" и всему комплексу его библейских "ценностей". По терминологии представителей тех, кто считает себя богоизбранными, настоящим интернационалистом рассматривается только иудофил, причём, если таковой недолюбливает грузин, негров и т. д., то от этого его ярлык "интернационалиста" ничуть не страдает. Особенно высокой оценки как "интернационалист" пользуется тот, кто сочетает в себе предельную русофобию с крайним иудо-фильством. Для "богоизбранных" с их паранойным (по определению Арнолда Тойнби) стремлением к всемирному господству, многократно закреплённому в Ветхом Завете и Талмуде, массовое тиражирование вышеуказанного типа "интернационалистов" в течение тысячелетий являлось идеологической задачей первостепенной важности.

На Руси коренная ломка идеологии имела место всего дважды: в 988 году и в 1917 году, как и положено, оба раза насильственно.

Однако в отличие от 1917 года, в 988 году и его окрестностях смены формации не наблюдалось. Тем не менее, в так называемом надстроечном плане-в области идеологии, этот год имеет такое же всемирно-историческое значение, как и 1917 год. Ведь именно в 988 году международному Сиону удалось сокрушить главный, и практически уже последний в то время главный, центр арийской идеологии, заменив его реформированным, вернее, осперантизированным иудаизмом в форме восточной ветви христианства, т. е. православия. Тем самым самый крупный автохтонный народ Европы был поставлен на рельсы массового тиражирования иудофильства при одновременном оплёвывании всей своей прежней арийской истории, идеологии и культуры. Именно с этого года и берёт начало в нашей стране указанная выше мнимая "интернационализация", пагубные последствия которой не сумел до конца искоренить даже Великий Октябрь 1917 года, а уж тем более христианин К. Леонтьев!

Исполнителем этого чудовищного злодеяния над национальным идеологическим достоянием нашего народа стал князь Владимир, сын князя Святослава от ключницы его матери кн. Ольги - некой Малуни (имя ласкательное от еврейского имени Малка). Отцом означенной Малуни был "равв" - раввин из города Любеча, также носивший еврейское имя Малк , что совершенно неудивительно, если учесть, что один из древнейших русских городов Любеч до 882 года находился в вассальной зависимости от иудейского Хазарского каганата, платил ему дань и кишмя кишел иудейскими купцами, раввинами и прочими оккупантами-эксплуататорами из "богоизбранных". В 882 году князь Олег освободил Любеч от оккупантов, но их остатки сумели втереться в доверие и при дворе. Несторовская цензура дохристианских летописей привела к переосмыслению слова "равв" или "рабб"; удвоение согласной пропало и слово стало возводиться к глаголу "робити"; потомок раввина Малка, который даже в "Повести временных лет" остался фигурировать как "робичич", т. е. "раввинач" стал во всех историях России упорно переводиться как "сын рабыни". Узнав, что Малуна зачала от Святослава, разгневанная кн. Ольга сослала её в село Будутино близ Пскова, где и родился Владимир. Это обстоятельство весьма примечательно: Ольга сама происходила из простых псковских женщин, и её будущий муж познакомился с ней в её бытность перевозчицей на реке Великой. Князю Игорю она приглянулась за свою смелость и отвагу на этой нелегкой даже для мужчины работе. Поэтому Ольгу нельзя заподозрить в классовом чванстве, когда она ссылала Малушу. Гнев Ольги был вызван не классовым чванством, а идеологической несовместимостью её сына с Малушей - Малкой, тем, что Малка была дочерью коварного эксплуататора русского люда. Не лучше относился к плоду своей мимолётной - по пьянке - связи с ключницей и сам Святослав Игоревич. Вот что мы читаем по этому поводу в книге "История России в картинках", вып. 1, картины и текст составлены В. Золотовым, изданы Н. Дементьевым, Спб. 1864 г. № 9.

"Когда отъезжал Святослав в свою любимую Болгарию, покидая навсегда Русскую Землю, то старшему из сыновей его, Ярополку, было не более 10 лет, а Олегу - около 9; несмотря однако ж на их малолетство, Святослав посадил княжить Ярополка в Киеве, а Олега - в Земле Древлянской, разумеется, под надзором воевод; не назначил никакого удела только самому младшему, Владимиру, как сыну рабыни. Новгородцы, узнавши, что Святослав назначил особого князя Древлянам, обиделись; они не хотели более повиноваться посадникам Святослава и прислали к нему своих старшин просить у него себе князя и при этом сказать ему, что если он не даст им кого-либо из своих сыновей, так они призовут к себе князя из-за моря. Ярополк и Олег, конечно, по наущению дядек своих воевод отказались ехать к новгородцам: не хотели променять тёплого, привольного юга на холодный болотистый север. Тогда новгородцы, по совету Добрыни, стали просить себе в князья Владимира, а Добрыня был ему родной дядя, брат его матери. Святослав не любил новгородцев и, отпуская к ним Владимира, сказал: "Возьмите его, по вас и князь!" Новгородцы поблагодарили и с торжеством повезли к себе малолетнего Владимира, с ним отправился и дядя его Добрыня и правил Новгородом, пока возмужал Владимир". (Источник: "Повесть временных лет" - В. Е.).

Мы процитировали отрывок из указанной книги 1864 года неслучайно: этот труд, изданный в самый расцвет православия как господствовавшей идеологии, труд, основанный на традиционном многовековом осмыслении летописных первоисточников, никак нельзя заподозрить в предвзятости к равноапостольному Владимиру Святому, крестившему Русь. Ведь титул равноапостольного имеет в русской православной церкви только он один (из Руси).

Небезынтересно остановиться несколько подробнее и на фигуре родного брата Малуши - Добрыни . На первый взгляд, его имя - чисто русское. Однако при ближайшем рассмотрении его имя чисто еврейское Дабран - "хороший оратор", "краснобай", "говорун". Ввиду очень близкого созвучия с русским именем Добрыня, сына раввина Малка Дабрана кликали Добрыней. Кстати, от того же еврейского корня "говорить", "замышлять", "сговариваться" происходят также еврейские фамилии, как Деборан, имя - Дебора (пчела, т. к. она, жужжа, вроде бы замышляет ужалить) и т. д. Во время крещения новгородцев он проявил во весь левитский размах: коварство, подлость и беспредельную жестокость как результат воспитания в семье раввина-левита. Русские летописи - красноречивое тому свидетельство.

В отличие от Новгорода настоящий русский Старгород находился в районе теперешних западногерманских земель Ольденбург и Макленбург и примыкающего к ним балтийского острова Рюген. Именно там и находилась Западная Русь или Рутения. Что же касается варягов, то это не этноним, обычно ошибочно ассоциируемый с норманами, а название профессии воинов. Воины-наемники, объединяемые под общим названием варяги, были представителями разных народов западнобалтийского региона. Западные руссы тоже имели своих варягов. Именно из их числа и был призван родной внук новгородского князя Ростомысла - Рюрик, сын его средней дочери Умилы, выданной замуж в район Западной или Старгородской Руси. Он пришёл в Северную Русь со столицей в Новгороде, так как мужская линия Ростомысла угасла ещё при его жизни. Старшая дочь, видимо, была замужем за неславянином, поэтому старший внук и не нравился свободолюбивому новгородскому народу. Новгород к моменту прихода Рюрика и его братьев Санеуса и Трувора был древнее Киева - столицы Южной Руси - на века. Междоусобные претензии на первенство также имели многовековую традицию. Именно поэтому киевлянин Святослав в силу южно-русских традиций так недоброжелательно относился к Новгороду, сплавив туда незаконнорожденного сына-полукровку. Однако Дабран-Добрыня не дремал. Он направил своего родного племянника на раввинистическую стажировку в более иудизированную Западную Русь, где тот мог беспрепятственно, без лишних свидетелей получать инструктаж, как взорвать изнутри последний мощный оплот арийской идеологии на огромных просторах Северной и Западной Руси - на пространствах от Белого до чёрного морей. Несмотря на то, что арийская идеология Западной Руси была сломлена первокрестителем поморских славян Отгоном Бамбергским в первой четверти XII века, а последний оплот Западной Руси - остров Рюген - был окончательно раздавлен как самостоятельная русская единица в 1168 году, уже во времена двухлетней "служебно-раввинистической" командировки Владимира арийская вера там сильно деградировала в результате мало заметной на поверхности подрывной деятельности иудеев-"язычников". Именно они ещё задолго до командировки Владимира успели развратить западных руссов повсеместным насаждением грубых идолов и храмов-капищ, а главным образом - принесением кровавых человеческих жертв, как правило, - невинных мальчиков, кровь которых пользовались большим спросом. Теперь Владимир знал, как отомстить ненавистным ему родичам по отцовской линии за потерю власти родичами его деда по матери в Любиче, за разгром Хазарского каганата. Нет, он не возведёт ненавистных русских в ранг "богоизбранных" путём обращения их в иудаизм. Это могло бы привести к подрыву "богоизбранных" изнутри: для этого он слишком хорошо знал русских. Он взорвёт их арийство изнутри путём введения рабской иудофильской идеологии христианства. В Западной Руси он убедился, как хорошо и вольготно живётся "богоизбранным" при христианских правителях Западной Европы. Он понял, что залог этого вольготного житья его соплеменников по материнской - по иудейскому праву - главной линии, в христианской интернационализации. Вернувшись на Новгородчину с нанятой из синагогальной кассы варяжской дружиной подонков, готовых на всё за хорошую плату, он узурпирует власть в Южной Руси, безжалостно и вероломно убив своего брата Ярополка: ведь он - всего-навсего гой, двуногий скот "богоизбранных". Воссев на киевский престол, он по ранее разработанному коварному плану начинает проявлять псевдоповышенное почтение к арийским богам: приказывает поставить ранее неизвестных нам идолов и не только поклоняться им, но и приносить в жертву невинных мальчиков. "И осквернися кровьми земли Руське" - гласит летопись. Жертвенная кровь собиралась и поступала заказчикам. 10 лет идолопоклонства, сопровождавшегося кровавым изуверством, как и было запланировано, взорвали наше арийство изнутри. Народ стал роптать на собственных богов, которым до этого благоговейно и без эксцессов поклонялся веками и тысячелетиями. И в 988 году по приказу того же Владимира, который именовал себя не иначе как "каганом земли Русской", идолов низвергли, а народ силой погнали в Днепр и другие реки, дабы приобщить к христианской интернационализации.

Однако иудофильская интернационализация была бы неполной, если бы у народа осталась память о своей прежней многотысячелетней истории и культуре, а особенно - о прекрасной идеологии, записанной в наших древних книгах. Последние научные открытия, равно, как и древние забытые не без помощи "богоизбранных", свидетельства, говорят о том, что дохристианская Русь, как на Севере, так и на Юге, была страной почти сплошной грамотности. И это христианская ложь, что до Кирилла и Мефодия мы были неграмотны; ведь именно в житии св. Кирилла говорится, что он видел в Корсуни в Крыму Евангелие у одного русского, написанное русскими же буквами.

Другая христианская ложь, направленная на кастрацию нашей истории, это так называемая норманская теория, по которой Рюрик с братьями веками упорно числятся скандинавами, а не западными руссами. Это также ложь ради иудофильства. А ведь, оказывается, имеется книга француза Кармье "Письма о севере", изданная им в 1840 году в Париже, а затем в 1841 году в Брюсселе. Этот французский исследователь, не имеющий, к нашему счастью, никакого отношения к спору антинорманистов с норманистами, во время посещения им Макленбурга, т. е. как раз той области, откуда был призван Рюрик, записал среди легенд, обычаев и обрядов местного населения также и легенду о призвании на Русь трёх сыновей князя славян-ободричей Годлава. Таким образом, ещё в 1840 году среди онемеченного населения Макленбурга бытовала легенда о призвании. Это призвание запомнили не только на Востоке или, вернее, в Северной Руси, куда они пришли, но помнили это и на Западе, откуда они вышли.

В наши дни не потерявшие надежду на реставрацию у нас старых иудофильских порядков "богоизбранные" уже издают в Нью-Йорке и Париже на русском языке журнал под претенционным названием "Русское возрождение". Его цель - отнюдь не возрождение дохристианских духовных и культурных ценностей, как это имело место в Западной Европе в эпоху Возрождения. Цель журнала - возродить в нашей стране христианский интернационализм под вывеской подготовки к празднованию 1000-летия крещения Руси в 1988 году, т. е. подготовить новое массовое тиражирование интернационалистов-иудофилов под предлогом борьбы с "безбожным коммунизмом". То же готовит Ватикан.

А ведь именно так около 1000 лет назад иудеи в поповских рясах, приглашенные Владимиром из Царьграда для борьбы с "поганым язычеством", каковым они называли светлую идеологию наших предков, десятками тысяч сжигали деревянные дощечки и берестяные грамоты с нашими древними сказаниями, историей, литературой. Выдающийся поэт-патриот наших дней Игорь Кобзев в поэме "Падение Перуна" вложил в этой связи в уста своего вещего Бояна такие строки:

Коль ты примешь, князь, христианский лад,

К нам на Русь, говорю заранее,

Вороньем церковники налетят,

Навезут "святое писание".

Хоть писание это "святым" зовут,

Трудно книгу сыскать развратнее.

В ней и ложь, и грязь, и постыдный блуд,

И вражда, и измена братняя.

Занедужим мы от их "аллилуй",

Что во сне-то у нас не виданы!

Будут петь на Руси: "Исайя, ликуй!"

Будут чтить псалмы Давидовы.

Чужеродные, чуждые словеса

Заскрежещут арбой немазанной.

И пойдёт от них увядать краса

Речи русской, шелками вязаной!

Коли деды клюкву одну едят,

Скулы внукам сведет оскомина.

Много бед церковники натворят,

Истерзают народ расколами.

Встанет брат на брата и род на род!

Ой, люта вражда между близкими!

Вновь усобица по Руси пойдёт,

Самый подлый наш ворог искони!

(И. Кобзев, "Витязь", М., 1971)

В отличие от Кобзева, еврейскому поэту Арону Вергелису ближе образ Добрыни. Какого? Это и так ясно: дядя сеятеля христианской чумы.

Век

Проснулся -

Как человек,

И глядит из под сонных век.

Поднимается он - Добрыня,

Две огромных руки топыря,

Две огромных руки топыря, (При молитве коганы

Ноги чующий под собой, топырят пальцы ладоней)

Землю

Пробующий

Стопой.

Поутру, на заре весенней,

В поле

Сеятелем

Пройдёт -

И на пашни Земли и Вселенной

Семя

Будущего (Царства израильского)

Падет.

Такие же русские летописи, которые, в связи со своей особой ценностью, писались на дорогостоящем пергаменте, целиком соскабливались и заполнялись церковными текстами. Философский же смысл как Нового, так Ветхого Заветов до XIX века оставался за языковым барьером церковно-славянского языка скрытым почти наглухо. Те же немногие русские люди, которые докапывались до понимания кровожадности и расизма Ветхого Завета и безродного космополитизма Нового Завета, подвергались гонениям и казням во имя торжества христианства - интернационала рабов иудейской идеологии, интернационала предателей собственных национальных интересов. Русская по названию православная церковь в течение всего периода своего идеологического господства делала всё, чтобы в угоду безродному космополитизму Нового Завета доказать, что до его введения или, по крайней мере, до Рюрика у нас истории не было вовсе. Тот, казалось бы, очевидный факт, что к моменту приглашения новгородцами, оставшимися без князя, родственников своей угасшей династии из руссов юго-западного угла Балтийского моря в лице Рюрика, и сам Новгород, и Киев, и сотни других богатых и крупных русских городов давным-давно стояли, этот факт по сей день в силу инерции от удара, нанесённого нам Сионом в 988 году, продолжает у нас из столетия в столетие умышленно игнорироваться. Более того, просионизированными до мозга костей христианскими космополитическими "ценностями" русским историкам наша история представлялась не иначе как:

Хитрость, да обманы,

Злоба, да насилье,

Грозные Иваны,

Тёмные Васильи. (Владимира же Святославича славят с 988 г. все!).

Воспользовавшись ещё не стабилизировавшимися после разгрома троцкизма позициями наших органов литературы, обожатели Сиона продолжили эту антирусскую линию ещё и в 1930 году, когда в восьмом номере журнала "30 дней" появилась поэма Джека Ахтаузена "Безусый Энтузиаст", где этот матёрый сионист, прикрываясь пустой "революционной" фразой о домнах, предлагал поставить памятник Некрасову. Однако, в связи с тем, что Оргаметалл не даёт бронзы, эта троцкистская гнида предлагала не больше не меньше:

Я предлагаю Минина расплавить,

Пожарского. Зачем им пьедестал?

Довольно нам двух лавочников славить (вопил этот

Их за прилавками Октябрь застал. потомственный

Случайно им мы не свернули шею. лавочник - В. Е.)

Я знаю, это было бы подстать.

Подумаешь, они спасли Рассею!

А может, лучше было б не спасать? (стр.66)

С бесстыдным цинизмом, следуя своим предкам, распявшим Русь в 988 году, этот литературный лавочник провозглашал:

Стоять в сторонке, рифмами бряцая,

Быть летописцем Нестором сейчас,

Страну в смертельной схватке созерцая,

Смотреть с иронией, как класс идёт на класс. (стр.68)

Да, как ни странно, свержение христианства с пьедестала господствующей идеологии в 1917 году не полностью освободило нас от его господства, а, следовательно, и от господства стоящего за ним международного Сиона. Поэтому даже в грозные годы Великой Отечественной войны, когда вопрос о полном физическом уничтожении прежде всего касался иудеев, даже тогда многие из них предпочитали, воспользовавшись льготами первоочередной эвакуации в тёплые Ташкента, "смотреть с иронией, как класс идёт на класс" и потом, гаденько вопрошать: "Подумаешь, они спасли Рассею! А может, лучше было б не спасать?" А уж вышвырнуть потом из гробниц её спасителей всегда было для них живительным бальзамом!

Поэтому до сих пор всякий раз, когда до нас доходят чудом сохранившиеся осколки нашей великолепной дохристианской письменности, будь то "Слово о полку Игореве", найденное в 1795 году графом Мусиным-Пушкиным, или "Влесова книга", обнаруженная в 1919 году в разорённом имении между Курском и Орлом полковником А. Изенбеком, сознательно или бессознательно сиониствующие начинают истошно вопить, что такого быть не может, что это фальшивка. Я не оговорился, назвав "Слово" дохристианским, хотя оно и описывает битву 1185 года: "Слово" вдохновлено и наполнено, в основном, нашей истинно русской по духу дохристианской арийской идеологией, несмотря на двухсотлетнее господство реформированного иудаизма на нашей земле. Боян в "Слове" называется внуком Велесовым, ветры - внуками Стрибога, сами русские - внуками Дажбога. Природа тоже сочувствует участникам похода в согласии с древнерусскими идеологическими представлениями: солнце тьмою путь заступает, птицы и звери криком и воем предостерегают о беде. После поражения русских "никнет трава от жалости, а дерево с печалью к земле преклонилось". Горячая любовь к родине, скорбь о раздорах князей (как нам теперь известно - в результате интриг всё тех же агентов мирового Сиона) и призыв к единству: всё это на протяжении веков вызывает бешенство у космополитизаторов и эксперантизаторов. Недаром же прижатый к позорному столбу 21 декабря 1977 года в московском Доме литераторов автор "Бабьего Яра" - гнуснейшего антирусского пасквиля за всю историю советской поэзии, в неистовстве вопил, что "патриотизм является теперь последним прибежищем всех негодяев". Быть патриотом по форме и аптридом по содержанию - его идеал.

Что же отнял у нас в 988 году сын ключницы-иудейки "родичеч" (раввинич), прозванный так княжной Рогнедой, этот "каган земли Русской", как он звался?

На протяжении веков православная церковь, монополизировавшая летописное дело, старалась извратить суть и значение предшествующей ей русской идеологии, которую она презрительно называла язычеством. Алтаузев не зря призывал в 1830 году "быть летописцем Нестором сейчас". Ведь Нестор, вдохновляемый иудейской безродностью христианства, взял на себя "во славу Христову" миссию генерального цензора всего, что до него было создано. Вся предшествующая проклятому 988 году история Руси была пересмотрена с классовых позиций иудейских хозяев. Из всего собрания многовекового багажа до христианских летописей Нестор составил свой краткий курс, который нам преподносится на протяжении веков как непревзойдённое творение великого летописца. Но при этом умалчивается, что по написании этого труда всё предыдущее наше бесценное рукописное наследие было безжалостно уничтожено, так как оно было безмерно выше, полнее, честнее, чем допущенный цензурой Нестора кастрат нашей истории.

... На широких стогнах и ночных кострах

Жгли языческое "чернокнижие".

Всё, что русский люд испокон веков

На бересте чертал глаголицей,

Полетело мохом в гортань костров,

Осенённых царьградской троицей.

И сгорели в книгах берестяных

Дива дивные, тайны тайные,

Заповедный голубиный стих,

Травы мудрые, звезды дальние.

(И. Кобзев, там же, стр. 218)

Современные сионисты изо дня в день занимаются кастрацией истории гоев. Они настолько обнаглели, что ещё при жизни современников тех или иных неугодных им исторических событий, начинают фальсифицировать и подтасовывать факты. А уж тем более от Нестора до наших дней замалчивается то, что борьба между языческой и христианской идеологиями была весьма продолжительной, далеко неокончательной победой увенчанной для православия и, если из всех форм христианства русское православие и стало наиболее облагороженным, то заслуга в этом принадлежит прежде всего благотворным традициям духа нашей древней русской национальной идеологии. И это неспроста:

... Не закажешь Перуну царствовать!

Довелось ему пятьдесят веков

На родной Руси государствовать.

Это он Царьград с нашим войском брал.

Это он был заветом мужества:

Это он косогами шел на брань,

Обрядясь в доспех Ильи Муромца.

Это он парней закалял в боях,

Что бы души в покой не кутали,

Чтоб ценили выше всех прочих благ

Буревой размах русской удали!

Не учил Перун: коли бьют в щеку,

Подставляй другую смирнехонько,

А учил Перун дать отпор врагу,

Чтоб обидчик завыл тошнешенько!

Оттого Святослав был так люб ему!

Русь не знала верней хранителя!

Знать, Перун по образу своему

Сотворил такого воителя!

И когда Ольга-матушка на Босфор

За заморским крещеньем плавала,

Святослав не зря затевает, с ней спор.

Вспомни, князь, слова Святославовы!

Он зело стыдобил княгиню-мать,

Он в сердцах вопрошал с презрением:

"Не срамно ль дружину нам потешать

Непотребным чужим крещением?!"

(И. Кобзев, там же. стр. 214-215).

Говоря о силе нашей истинной национальной идеологии, один из крупнейших исследователей дохристианской Руси Сергей Лесной писал: "Говорить о язычестве, даже вспоминать о нём, считалось грехом, а между тем в оригинальной религии древних руссов не было ничего такого, чего мы могли бы стыдиться... Это была сильная, внутренне крепко скроенная религия, высокая, красивая, а потому представлявшая для христианства страшного противника".

Прежде всего в её основных положениях было много сходства с христианством: христианство было создано иудеями специально для гоев, а сам иудаизм был создан специально для евреев на базе жреческих культов Двуречья и Египта, а эти культы в свою очередь имели в своей основе всё ту же древнеарийскую идеологию, ствол которой хранила религия древних руссов. Христианство, таким образом, походило на блудного сына, вернувшегося в отчий дом, увы, безвозвратно развращённым, испорченным и несмываемо перепачканным нечистотами той выгребной идеологической ямы, которая называется иудаизмом. История показала, что ни почти тысячелетняя византийская "химчистка", ни последовавшее за этим тысячелетнее омовение православия на Руси, несмотря на все попытки и отдельные удачи по облагораживанию и отмыванию блудного сына от сионского зловония, достигнуть успеха не смогли. Русский народ бросил свои лучшие силы на поприще новой идеологии. Но православная церковь стала в определённой степени национальной лишь в области архитектурной и иконописной формы, сохранив в глубине идеологии иудейское содержание.

Западное христианство-католицизм справилось с этой задачей ещё менее успешно, чем православие. Ислам, как древнебедуинская идеология, пропущенная его основателем меккенцем Мухаммедом через иудейские и христианские поля орошения, также превратился во вспомогательное идеологическое орудие международного Сиона на его пути к мировому господству.

Волна арийцев-венедов, перевалившая за 3000 лет до н. э. через Гиндукун (проход венедов) на Индостанский полуостров, вынесла и туда нашу идеологию, сохранившуюся в основе в индуизме и йоге. Венеды южных степей Восточной Европы в течение многих тысячелетий были главными представителями народов моря в Восточном Средиземноморье, принеся свою светозарную идеологию и в Опаленный Стан (Палестан - Палестину). Сюда выходил один из южных языков ареала расселения носителей преарийского языка, который захватывал и всю Малую Азию и Балканы. Однако здесь был проходной, двор народов. Хранить чистоту языка и идеологии можно было по-настоящему только на просторах от Новгорода до чёрного моря. Именно здесь у древних восточных руссов незыблемо сохранились представления о триединстве трёх триединых троиц:



В центре тот, кто сварганил мироздание - единый трёхипостасный бог-творец Сварог, правящий двумя другими трёхипостасными системами: "Мир" и "Человек-народ". Миром правит Правь - истина или законы Сварога. Правь осуществляет юрисдикцию над Явью , т. е. явимы, видимы, ощутимы миром, равно как и над Навью, т. е. нематериальным, потусторонним миром, миром мертвецов, куда после смерти, покидая Явь, переходит душа человека. Некоторое время она странствует, пока не попадает в Ирий или рай, где живет Сварог и сварожичи - её предки. Понятия ада не существовало - не было духовного террора.

Конечно же, душа имеет теоретически возможность вернуться из Нави снова в Явь, но только по тому пути, по которому она вышла из яви в Навь. Этим объясняется древний обычай выносить покойника из дома вперёд ногами. А до христианства - ещё и через пролом в стене, который потом немедленно заделывался. Крестителя Руси князя Владимира вынесли через такой пролом, несмотря на то, что он стал христианином. Вернуться через двери или окна душа не могла, так как это был бы уже не тот путь, а потому эта душа не могла и беспокоить живущих в Яви. Не отсюда ли выкрадено в Библии: "всё возвращается на круги своя"? Блестящую реконструкцию модели Правь-Явь-Навь на основе современных достижений науки дал советский физик Валерий Иванович Скурлатов в 8-м номере журнала "Техника Молодёжи" за 1977 год: у него всё возвращается на орбиты свои.

Своеобразный культ триединого Триглава не исключал и политичности идеологии древних руссов. Но вместе с тем всякая сила была для них проявлением единого бога, который был вездесущ: свет, тепло, молния, родник, река, ветер, дуб, плодородие земли и т. д. Руссы жили в природе, считали себя её частью и как бы растворились в ней. Это была солнечная, живая, реалистическая идеология. Коренным отличием древнерусской идеологии было то, что руссы не считали себя изделиями бога, его вещами, а уж тем более рабами божьими. Они рассматривали себя его потомками, внуками Дажбога (даж-боги внуки). Они не унижались перед своим пращуром, а, понимая его превосходство, вместе с тем сознавали и естественное с ним родство. В отличие от западных руссов, восточные руссы не имели храмов для умилостивления богов и принесения им молитв. Они обращались к ним прямо и непосредственно. Если и имелись особые культовые места, то они определялись только удобством для общей молитвы, а не особой священностью данного места. Не имелось и особой касты жрецов, их функции исполняли старшие в роде. Носителями оккультной мощи - своеобразными аккумуляторами биоэнергетики - были йоги, в древней Руси - главным образом женщины (отсюда Баба-Яга, вернее бы - Баба-йога, русских сказок, в основном, всё-таки добрая). Институт йогов был широко распространен у арийцев вообще. У большинства европейских арийцев йогами, как и на Руси, были тоже женщины - Кассандра в Трое, Пифия в Дельфах и т. п. Захватив идеологию европейских арийцев в свои руки, христианское духовенство, будучи слепым прислужником Сиона, истребило носителей арийской биоэнергетики, устроив охоту на ведьм (т. е. ведущих женщин) , а их белая магия была заменена на чёрную магию иудейских каббалистов. За двести лет британского масонского господства в Индии Сион подмял и сионизировал всю литературу о йоге, выпускаемую на европейских языках. Поэтому доверять этой литературе ни в коем случае не следует. Щупальца международного Сиона добрались до многих индийских йогов, превратив Вивикананду и Рамакришну в кумиров доверчивых гоев с помощью видных масонских писателей Франции (например, Ромэн Роллан) и других стран.

Интереснейшие сведения о религии древних руссов даёт дощечка № 13 "Влесовой книги". На ней мы находим оригинал того, из чего через века странствий по иудейской чужбине родилась и вернулась на родину христианская молитва "Верую". Дощечка сохранилась сравнительно хорошо: утерянных букв и слов нет. Полный и точный перевод с комментариями в настоящее время неосуществим, да и вряд ли целесообразен в данной работе. Ограничимся только изложением общего хода мыслей, обозначив многоточием места, где смысл ещё недостаточно выяснен.

"Прежде всего имеем поклониться Триглаву, а поэтому поём ему великую славу, хвалим Сварога, деда божия... начинателю всех родов; он вечный родник, что течёт во времени из своего истока, который никогда и зимой не замерзает; пьющие ту живую воду, "живихомси"... пока не попадем до его райских лугов".

За славословием богу неба и вселенной начинается славословие Перуну.

"... и богу Перуну, громовержцу, богу битвы и борения..., который перестает вращать коло (круг) жизни в Яви и который ведёт нас стезей правды до брани и до тризны о всех павших, что идут к жизни вечной до полка Перунова".

Коло - до сих пор пляска многих славян и других арийцев - была ритуальной. В Палестине, Сирии, Иордании и Ливане семитизировавшиеся венеды более всего до сих пор почитают круговой танец дабка, хранимый с хеттовенедских времён.

Далее идёт славословие Световиду, третьей ипостаси второго треугольника.

"... и богу Световиду славу поём, он ведь бог Прави и Яви, а потому поём песни, ибо он есть свет, чрез который мы зрим мир и существует Явь... Он нас уберегает от Нави, ему хвалу поём, пляшем и взываем, богу нашему, который землю, солнце и звёзды держит и свет крепко... отречёмся от злых деяний наших и течём к добру"...

На языке оригинала этот отрывок высокой моральной силы звучит так: "одркохом сей одо злые деяна наши и добру тецехомстве".

"... ибо это великая тайна Сварог - Перун есть и Световид. Те оба естества отрождены от Сварога и оба, Белобог и Чернобог, борются, Сварог же держит, чтобы Световиду не быть поверженному..."

Далее мы увидим, как масоны, извратив арийскую философию, именуют Сатану Люцифером, т. е. светозарным.

За ними двумя (т. е. Перуном и Световидом) - Хорс, Велес, Стрибог, а за ними - Вышень, Лель, Летич, Радогож, Колендо и Крышень... сивый Яр, Дажбог. После прихода венедов в Индию 3000 лет до н. э. Вышень превратился там в Вишну, Крышень (бог крова над головой) в Кришну и т. п. В этом отрывке молитвы перечисляются уже не высшие ипостаси бога единого, а боги "средние", в христианстве они соответствуют по рангам апостолам. После них идёт длиннейший список "малых" богов, с ещё более детальной специализацией: существовали даже божки грибов, цветов, пчел, проса и т. д. Их по рангам можно сравнить с общехристианскими святыми, святыми только католиков и только христиан, святыми разных сект и, наконец, с местными и профессиональными святыми, каждый из которых в ином приходе или у лиц определенной профессии почитается чуть ли не наравне с Христосом. Стало быть, т. н. многобожие древних руссов идентично с практическим многопоклонством христиан, но отличается истинно русскими, а не иудейскими корнями. Вера древних руссов сеяла патриотическую гордость, а не космополитизм.

Далее в тексте что-то неясно, но можно вычленить: "... и тут ждёт отрок, отверзающий прекрасный Ирий (рай), и там течёт река, которая отделяет Сварога от Яви, а Числобог учитывает наши дни, говорит богу свои числа быть ли дню Сварогову или же ночи... слава Перуну огнепудру, который стреляет во врагов и верного ведёт по стезе, он есть честь и суд воинам, ибо златорун, милостив и праведен есть".

На этом дощечка оканчивается.

Интересно, что общеарийское "бада" означает "благо", "одарение", "наделение". Следовательно "бог" это тот, кто приносит благо, одаряет как материально, так и морально. Поэтому именно вечером, после трудов праведных приносилась молитва именно тому богу, который в силу своей специализации мог оценить прожитый день и воздать за него должное по заслугам. Этим богом был Дажбог (т. е. бог дающий). Утром молились богам вообще, особенно Перуну и праотцам. Днём - Хорсу, т. е. солнцу. Идеология древних руссов требовала чистоты не только духовной, но и телесной: богу молились с чистым телом. Дощечка № 3 гласит: "славим бога наше и мохомся з телесы, омовлени водоу чистоу". "Молынь творяще, омыехомся телесы наши и рцехом хвалу", повествуется в дощечке № 24.

Характерно, что у наших предков существовала узаконенная система социального обеспечения по старости, являвшаяся одновременно своеобразными отчислениями в сферу нематериального производства, т. е. в сферу управления и идеологии, в которой были заняты главным образом лица преклонного возраста, обладавшие соответствующим опытом. Дощечка № 8 сообщает, что десятую часть (очевидно продукта) руссы отдавали старшим в роде (на общие нужды), а сотую - волхвам (т. е. йогам или бабам-Йогам - В. Е.).

Честность рассматривалась нашей древней идеологией как одна из главных добродетелей, которой должно всем придерживаться. "Влесова книга" не раз с возмущением отзывается о "лисьих хитростях" и "ложной брехне" греков, указывает на нечестивость вождей гуннов, бравших дань по два раза.

Никто иной, как сам Велес, научил наших предков "землю орати и зерно сеяти". Поэтому земледелие считалось у нас почётным и богоугодным.

Круг, по-славянски "коло". Годовой круг возобновлялся, когда дни снова начинали прибавляться. Бог нового круга назывался "Коленда", позднее -"Коляда". Поэтому колядки на Рождество - пережиток нашей дохристианской идеологии. Тот факт, что учителями древних римлян были венеды, память о которых до сих пор сохраняется в названии Венеции (города венедов), был закреплён в римских "календах", которые как раз припадали на праздник Коляды. Слово календарь, хотя оно и вернулось на родину современных венедов - русских - через латинский язык, чисто славянского происхождения.

Праздники всегда отмечались пиршествами, даже по покойникам, а также различными состязаниями и играми. Наша, древняя идеология была радостной, даже горе сочеталось в ней с радостью: павший герой чтился пиршествами, играми, за него радовались, что он попал в Ирий, на радость своим дедам и бабкам, которые с ним теперь увиделись. В этом отношении интересно обращение Перуна к воину, павшему в бою и попавшему в рай (Ирий): "Иди, сын мой, до вечной красоты, и там увидишь твоих дедов и бабок, в радости и веселье тебя увидевших; плакали весьма до днесь, а теперь возрадуются о жизни твоей вечной до конца концов!"

Единственным высокоэстетическим местом Ветхого Завета является так называемая "Песня песней Соломоновых", стоящая загадочным особняком среди грязного человеконенавистничества остальных текстов этой кровавой книги. Уже давно высказывается мнение, что она была сочинена кем-то из арийцев, так как дух её именно арийский, а не иудейский. Скорее всего, она наполнена венедским духом и как многое другое бессовестно присвоена Сионом. Подтверждением этого могут служить многие места "Влесовой книги", свидетельствующие о высоких чувствах наших предков.

"Тут прекрасная заря идёт к нам, как благая жена даёт молока в силы наши и крепость двужильную; та ведь заря - солнцу вестница... конная вестница скачет до заката солнца, чтобы приготовили его золотой челн к ночи; и был влекомый волами смирными по степи синей; там ведь ляжет солнце спать в ночи, а когда день придёт... во второй раз скачет (заря) перед вечером, и так говорит солнцу: воз и волы там, и ждут его на млечном пути, который заря пролила в степи, будучи призвана матерью, чтобы поспешала".

"Итак, Млечный путь на небе - это молоко, пролитое зарёй, когда она слишком поспешила, будучи позвана матерью, - пишет Сергей Лесной. - Солнце движется по синей степи неба на возе, влекомом смирными волами: так понимали руссы медленно, ровное движение солнца. Когда солнце склоняется к вечеру, заря спешит оповестить, чтобы ему приготовили золотой челн, в который оно садится, ложась спать на ночь. Здесь несомненно отражен закат солнца над морем. А к утру заря возвещает солнце, что волы и воз уже ждут его на Млечном пути. Какая образность и красота в этом молоке, которое проливает заря, абы "поспьешендла"! И как жаль, что до нас дошло так мало из духовного наследия предков!" (С. Лесной, "Русь, откуда ты?" Виннипег, 1964, стр. 293-294).

Вот, чего мы лишились в 988 году, заменив нашу оригинальную идеологию - это отражение души русской - на расизм Ветхого и космополитизм Нового Заветов!

И как ни старался русский человек брать из Библии только то, что там ещё не было окончательно испохаблено и осквернено Сионом, как он ни пробовал не замечать или понимать иносказательно огромный поток библейских мерзостей, весь этот тысячелетний комплекс самообмана не мог не оставить своего следа: пьянство и хамство успешно культивировались обожателями Сиона. Те же, кто искренно уверовав в призывы Нового Завета к аскетизму, превращали свою жизнь в Яви в некое подобие полуастрального существования в Нави, извращали самую суть предназначения человека в Яви. Они превращали себя в живой пример того, каким должен быть гой - человек служебный для иудеев - сознательно самоограничивающим себя до предела, но максимально загруженным созиданием, плодами которого (якобы себе в ущерб на том свете) пользуются в Яви и почти безвозмездно иудеи. Терпение русских лопнуло и в 1917 году они заявили своё решительное Нет не только русскому по названию и сионскому по принадлежности капиталу , но и тысячелетнему игу сионского духа христианства.

То, что христианство нужно прежде всего Сиону, и то, что Сион более всего боится возрождения памяти о нашей родной арийской идеологии, прекрасно высказал ведущий сионист-советолог М. Агурский в рецензии на одну из статей автора этих строк: "Жизнь показывает, что антихристианство есть в то же время и даже прежде всего антисемитизм... всё это даёт мне право обратиться с призывом как к верующим евреям, так и к христианам объединиться на борьбу с неоязычеством". Вот и конец сказке о 2000-летней ненависти иудеев к христианам!

Как мы видим, звериная ненависть обожателей Сиона к нашей исконной идеологии, их животный страх перед её светлым содержанием не меняются и не ослабевают на протяжении тысячелетий.

Но чистая, как струи родника, идеология - не единственное, чего лишил нас злосчастный 988 год: он укоротил на многие века, а может быть, и тысячелетия нашу историю, писанную "чрьтами и резами", и возраст этой письменности.

Однако даже то немногое, фрагментарное, что донесла до нас "Влесова книга", подтверждает, что глава 38-я кн. пророка Иезекииля недаром в ужасе и смятении повествует о могучем народе Рус, приходящем громить "богоизбранных". Проклятия Иезекииля в адрес народа Рус как бы перекликаются с животным страхом М. Агурского.

15-я дощечка повествует, что "во время оно был меиж (муж) благ и доблестей, который назывался отцом Руси". У него была жена и две дочери. Жил он в степях и имел много скота - коров и овец. Но у дочерей не было мужей, однако бог дал ему измоленное и он выдал дочерей замуж... (Обратная сторона дощечки, по-видимому, не была переписана). Здесь сказывается нелюбовь русского человека к фантазиям. Имя праотца забыто, с этим считаются, и никому не придёт в голову выдумать имя, хотя имена в более поздней легенде уже даны. Авторы "Влесовой книги" сообщают уникальные для нас данные о скотоводческом периоде нашей истории. Ранее считали, что кроме земледелия и охоты мы в древности ничем не занимались. Надо полагать, что 15-я дощечка доносит до нас сведения многотысячелетней давности.

Сведения дощечки № 9а, строки 15-17 содержат данные примерно за 1000 лет до нашей эры, хотя можно предположить, что это было и намного раньше. Легенда рассказывает, что некий Богумир, жена которого звалась Славунья, имел трёх дочерей: Древу, Скреву и Полеву, а также сыновей Сева и Руса (младший). Богумир не имел мужей для своих дочерей и отправился по совету жены на поиски женихов. К вечеру он стал в поле у дуба и разложил костёр. Затем он увидел трёх всадников, устремившихся к нему. Те подъехали и сказали: "Здравы буди! Что ищешь?" Богумир рассказал о своей нужде. Те отвечали, что они в поисках за жёнами. Богумир вернулся в свои степи, ведя трёх мужей своим дочерям. Затем сказано, что отсюда произошли три славных рода: древляне, кривичи и поляне. От сыновей же произошли северяне и русы. Правда, в другом месте "Влесовой книги" происхождение племён объясняется по-другому, именно так, как в несторовой летописи, т. е. жители лесов называются древляне, жители полей - поляне. Но особую ценность представляют как раз 15-17 строки дощечки № 9а: "создались те роды (от дочерей и сыновей Богумира) у семи рек, где обитали заморья в Беленом крае и куда скот до исхода к горе Карпатской... было это за 1300 лет до времени Германариха". Так как Германарих умер в 375 году, да жил будто бы 100 лет, значит руссы были в области Семиречья примерно за 1000 лет до нашей эры.

В другой дощечке (№ 15а, 7-14) приводятся совершенно сенсационные данные: "праотцы... изыдощька из края Семиречья, от Райской горы и Загорья, пожили век, дальше пошли в Двуречье... и попали в землю "Сритие" (?), там стали, подождали и пошли большими горами, снегами и льдами и попали в степи... и пошли к Карпатской горе".

Имеется дощечка № 5а (1-10), которая говорит: "за 1500 лет до Дира пошли наши прадеды к Карпатской горе и там осели, живучи богато". Если мы примем условно 850 год за время Дира, то приход русских в Карпаты относится приблизительно к 650 г. до н. э.

Проживая на Карпатах 500 лет, предки наши пошли на восход солнца к Днепру, той реке, что течёт в море, и сели на ней к северу и так званой (Д) непре Припяти и там сидели 500 лет.

Кто был руководителем всех этих передвижений, не сказано.

Дощечка № 8 гласит: "При отце Оре едми род славен, а после отца трое его сыновей разделились на три части и так образовалась Руссолань и венцы, которые разделились на две части... так что скоро получилось десять частей".

Приход руссов к Днепру относится приблизительно к 150 г. до н. э. Далее сказано, что наши предки были союзниками "ильмерцев" и что они жили богато, разводя в степях скот. Однако ильмерцы оставили руссов и пошли на юг, и в то же время началась борьба с костобоками, продолжавшаяся 200 лет. Будучи побеждены, руссы были вынуждены бежать в леса и пробыли там 100 лет. Далее уже идёт речь о готах Германариха. Дощечка № 9 повествует:

"Пришли из зелёного края (это степи к востоку от нижней Волги вдоль Каспийского моря) к Готскому морю (безусловно Азовское) и там наткнулись на готов , которые им преградили путь; и так бились за ту землю, за жизнь нашу; до того времени были отцы наши у берегов моря по Ра-реке (Волге) и с великими трудностями переправили через неё своих людей и скот на тот берег, идучи к Дону, и там увидели готов; шедши далее на юг, увидели Готское море и готов, вооружившихся против нас, и так принуждены были биться за жизнь свою и добро." При Святояре, Боляр, разбил готов и скотцев - дощ. 4, 6.

Дощечка № 6 (серия их) говорит: "Были Кимрами (киммерийцами) отцы наши и те потрясали Рим (намёк на Одактра и т. д.), а греков разметали как испуганных поросят (яко прасете устрешены)". Дощечка № 7 доносит такие сведения: "Даждь-бог родил нас через кровавую "замунь" (непонятно) и стали кровные родственники: скифы, анты, русь, борусень и суровцы". В другом месте этой же дощечки сказано: "иной земли искать не будем, не идём, а будем с Русью, потому что она есть мать наша, а мы дети её и будем до конца с ней". Многократны были и походы руссов на Царьград за века до Олега. Мы склонны усматривать в этом, как и последующей тяге русских к проливам, не только тоску по утраченной Трое, но постоянное подчёркивание нашего права туда вернуться. И едва ли случайно, что южная Русь постоянно называется "зме Трояню".

Дощечка № 26в даёт вариант сказания о Кие, руководившем Русью, Щеке с его племенем и о Хореве - предводителе хорватов. Сначала хорваты и щеки (вернее всего, чехи) отошли от руссов снова на Карпаты, но вскоре враги вновь вынудили их бежать до Киева и Голуни и там поселиться. Кий княжил 30 лет, за ним Лебедян, называемый также Славерь, который княжил 20 лет, после него Верен из Великограда (Великоградья), княживший тоже 20 лет и, наконец, Сережень, что княжил 10 лет. Иначе говоря, мы имеем последовательный ряд князей, стоявших у власти в общей сложности около 80 лет (все сроки явно округлены). Никаких данных о родстве между князьями нет. Видимо, существовал традиционный древнерусский республиканско-вечевой строй. Если верить Стрыйскому, что Киев был построен в 430 году, то время перечисленных князей можно уточнить.

Дощечка № 6 доносит до нас несколько прямых, а другие дощечки - более глухих указаний об Аскольде и Дире. Они были пришлыми и притом варягами. Аскольд разгромил силы русского князя и стал "непрошен князь", т. е. стал править вопреки воле вече без его избрания, насильно. Важно указание дощечки № 7 (ст. 2), что Аскольд появился в Киеве через 1300 лет после исхода руссов с Карпат, т. е. приблизительно в 850 г. "Влесова книга" довольно ясно опровергает версию, что Аскольд и Дир были потомками Кия. Иными словами мы должны принять версию наших летописей, что они были варягами, отколовшимися из состава дружины Рюрика.

Если учесть, что "Влесова книга" написана незадолго до 890 года, т. е. доведена практически почти до самого крещения Руси, то можно себе представить, какое огромное значение она имеет для нашей дохристианской истории, несмотря на всю фрагментарность её изложения. Тем более преступной предстаёт перед нами нетерпимость "к поганому язычеству" христианских цензоров, хладнокровно уничтоживших всё, что было написано "чрътами и резами".

На шести с половиной предыдущих страницах был приведён, в свою очередь, тоже сокращённый обзор истории Руси по "Влесовой книге". Но иудофильство Нестора не оставило нам даже этого. Вот в какое тошнотворное сионское месиво превратилось начало нашей истории:

Первый древний текст летописи Нестора

"Се повести временных лет (черноризца Федосьева монастыря Печёрского) откуда есть пошла Русская земля, кто в Киеве нача первее княжити и откуда Русская земля стала есть.

Се начнем повесть сию. По потопе первие сынове Ноеви разделиша себе землю: Сим, Хам и Афет".

Далее летописец переходит к дележу земли, начиная с Сима, т. е. с евреев, которым выделяется весь восток, как Ближний, так и Средний, включая не только всю Палестину, но и Сирию, Ливан, Месопотамию, Аравию, Индию. Таким образом, истинно верующий православный русский человек, как, впрочем, и вообще все христиане, в течение долгих веков из поколения в поколение программируется на предмет "исторических прав" иудеев на огромные территории, которые никогда, даже в самые лучшие для древнего Израиля времени, ему не принадлежали. После чего летописец переходит к описанию доли, доставшейся сыновьям Хама, к которым относят по Ветхому Завету главным образом негров и арабов. В долю Хама отошла вся Северная Африка, включая Египет и Эфиопию, острова Сардиния, Крит и Кипр и Малая Азия (современная Турция).

Для нас наибольший интерес представляет доля сына Ноева Афета или Яфета: несмотря на привязывание нас к этому еврею, от которого мы якобы ведём наряду с другими арийцами своё происхождение, Нестор вынужден расширять географические рамки расселения арийцев и части угро-финнов, так как "богоизбранные" авторы Ветхого Завета ничего об этом не знали, несмотря на свои особые отношения со всезнающем Яхве. Для описания "жребия Афетова" Нестор не мог не пользоваться какими-то древними русскими дохристианскими источниками, которые были потом безжалостно уничтожены во славу Христову, т. е. во имя миродержавных устремлений трёхтысячелетки Соломона. Пользование дохристианскими источниками привело к тому, что Нестор не сумел всё-таки скрыть факта существования двух Русей - Восточной (Новгород - Киев и окрестности) и Западной (в междуречье нижних течений Эльбы и Рейна). После описания доли Афета на Кавказе и южной части Европы, летописец повествует:

В. Русь "... В Афетове же части сидят русь, чудь и все языци - меря, мурома, хесь, мордва, заволочская чюдъ, пермь, печора, ем, угра, литва, зимгола, корсь, онтгола, любь. Ляхова же и пруси и чюдь приседит к морю Варежскому; по сему морю приседит варязи семо к востоку до предела Симова, по тому же морю седит к западу от земли Агланъски и до Воложъских. Афетово бо колено: варязи, свен, урмане, готе,

З. Русь русь, агняне, галичане, волъва, римляне, немиц, корлязи, вемъдици, фрягове и прочие,, даже приседят от запада к полудню и съедяться с племенем Хамовым" (т. е. стыкуются с народами Северной Африки).

Немного далее в разделе Повести временных лет, касающемся призвания князей, ещё раз подтверждается существование Западной Руси и, в отличие от только что процитированного отрывка, где Нестор отождествляет профессиональное название - "варяги" с этнонимом, фактически говорится, что варяжским промыслом занимались и западные руссы, и норманы (ур-мане), и англы, и шведы (свое):

"... Peшa сами в себе: "поищем собе князя, иже бы володел нами и

З. Русь судил по праву". Идоша за море к варягам в Руси, сипе бо ся

В. Русь друзим гьте тако и си. Реша руси, чудь, словени и кривичи: "вся земля наша велика и обильна, а наряда (т. е. князя-правителя - В. Е.) в ней нет; да пойдете княжить и володеть нами". Далее в летописи, несмотря на редакцию Нестора, просматривается и Старгородское (т. е. с Зап. Руси) происхождение новгородцев: "Новугородьци: ти суть людье ноугородьци - от рода варяжьска..."

Пройдёт 800 лет, а русские люди всё ещё помнящие кое-что из своей древней идеологии, будут всё так же неистово подвергаться травле за эту память.

И за всю христианскую эру как-то никто толком не дошёл до простого вывода: восславление иудеев гоями выгодно и нужно только иудеям, а не гоям.

Вот, что писал св. Дмитрий Ростовский (1651-1709) о наших богах, опираясь на "Синопсис", изданный агентами Сиона в Киеве в XVII веке:

"Ладо - его считали богом веселья и всякого благополучия, ему приносили жертвы, готовящиеся к браку, помощью Ладо думал стяжать себе добро, веселье и согласную, в любви, жизнь. Сия же мерзость произошла от древнейших идолослужителей, которые почитали некоторых богов Леля и Полеля, богомерзкое имя которых и доныне в некоторых местностях провозглашают на народных играх в пении: "Лелюм, Полелюм". Воспевают и Ладу, матерь того же Леля и Полеля: "Ладо, Ладо", и рукоплескают на брачных весельях ветхой дьявольской прелести того идола и бьют о ствол; от сего православному христианину всячески блюстись подобает, дабы избежать казни Божией... Купало, которого почитали за бога плодов земных и, омрачённые бесовской прелестью, приносили ему благодарения и жертвы в начале жатв. Память о том боге, или, правильнее, бесе Куполе и теперь держится по некоторым местностям России, особенно накануне рождества святого Иоанна Крестителя. Юноши мужского и женского пола, собравшись вечером, сплетают себе венки из некоторых трав, возлагают их на головы и опоясываются ими. Ещё же на том бесовском игралище раскладывают огонь, вокруг него, взявшись за руки, нечестиво ходят, скачут и песни поют, часто повторяя имя скверного Купала, и много иных действий дьявольских на скверных сборищах творят, о которых и писать неприлично... Некоторые и доселе не перестают обновлять память беса Коляды: начиная от Рождества, собираясь во все святые дни на богомерзкие игралища, песни поют и, хотя в них и поминают о Рождестве Христовом, но только беззаконно и Коляду прибавляют, много раз повторяя эту ветхую прелесть дьявольскую. К тому же на тех своих законопреступных сборищах и некого Тура, сатану, вспоминают и прочие богомерзкие скареды. Иные же лица свои и всю красоту человеческую, по образу и подобию Божию сотворенную, закрывают некими масками или страшилами, на дьявольский образ устроенными, пугая и развлекая людей, и тем своего Творца и Зиждетеля укоряют, как бы не довольствуясь или пренебрегая творением рук Его, что непременно подобало бы христианину оставить" ("Творения св. Дмитрия Ростовского", стр. 377-378).

А на стр. 364 и др. того же сочинения Д. Ростовского мы видим, какими заплатами иудейского происхождения отцы православной церкви пытались прикрыть те дыры в нашей истории, которые образовались после 988 года:

"Имя Мосоха, шестого сына Яфета, внука Ноя, означает в еврейском языке: втягивающий и растягивающий, от натягивания лука и от распространения великих и многочисленных народов: московских, славяно-российских, польских, волынских, чешских, болгарских, сербских, хорватских и вообще всех, сколько их ни есть, славянский язык употребляющих. Ибо Мосох в 131 году по потопе, идя от Вавилона с племенем своим, оставил по себе в Азии и Европе, над берегами Понтского или чёрного моря, народы мосхови-тов, называющихся так от его имени: и оттуда по мере размножения, продвигались день ото дня в северные страны, за чёрное море, над Доном и Волгою реками, и над озером и заливом морским Меотис (Азовское море); куда впадает Дог, в полях широко раздвинулись селениями своими, сообразно свойству и значению имени отца своего Мосоха. Ибо, как Яфег означает расширение и расширительный, так подобно и Мосох переводится: растягивающийся и далеко вытягивающий. Итак от Мосоха, праотца славянороссийского, по наследию его, не только произошла Москва, народ великий, но и вся вышеназванная Русь или Россия".

Так в угоду международному Сиону и его интернационалу иудофилов - христианству - изворачивались и ловчили лучшие умы и администраторы "русского" православия, сами того не подозревая, оказывая медвежью услугу своему народу. Поэтому потуга Д. Ростовского породнить нас с Мосохом может в самое ближайшее время быть использована как законное оправдание "исторических прав" евреев на захват наших земель: ещё бы - об этом писалось так давно, так много и не одним Д. Ростовским!

Так любое даже самое искреннее ЮРОДСТВОВАНИЕ ВО ХРИСТЕ логически рано или поздно неизбежно приводит к ИЗМЕНЕ своему родному, национальному!

Что же касается вышеуказанного сочинения Дмитрия Ростовского, то оно было избрано нами потому, что по нему, как по школьному учебнику, учились деды и прадеды автора этих строк, и он хранит его как семейную реликвию.

Тот же Дмитрий Ростовский в течение долгих лет своей жизни занимался составлением Четьи-миней (собрание житий православных святых). В них часто можно встретить описания того, как фанатичные первохристиане с благоговейным остервенением против "идолов" сокрушали хрупкий мрамор античных статуй. Д. Ростовский пишет об этих варварских действиях первохристиан - наспех обратившихся иудеях - с симпатиями и восторгом. А ведь именно из-за них мы вынуждены взирать в музеях на прекрасные античные статуи без рук, без ног и даже без голов. Извечная иудейская ненависть ко всяческому изображению чего-либо живого, например, ненависть Иосифа Флавия к прекрасной скульптуре птички, безжалостно разбиваемой иудейскими фанатиками во время их налёта на Тивериаду, ненависть, которую с таким обожанием перед иудаизмом воспевает Леон Фейхтвангер в "Иудейской войне", эта ненависть полностью созвучна с ненавистью Д. Ростовского и многих других отцов православия, а тем более католицизма, по отношению к идеологическому, историческому и культурному наследию своих дохристианских предков.

Русский народ, лишённый своей национальной идеологии, старался вложить всю душу в создание христианских храмов. Но на протяжении веков его заставляли в них слушать и петь "Славься Боже наш во Сионе!" и целовать иконы гениального Андрея Рублёва, большинство персонажей которых никто иные, как пышущие ненавистью ко всему гойскому иудейские пророки, для которых целовавшие их изображения русские люди - не более чем двуногий служебный скот.

Удивительно ли после этого, что самый русофобский фильм за всю историю мирового кинематографа "Андрей Рублёв" А. Тарковского также иезуитски изощрённо, как это делали Флавий и Ростовский, пытается заставить нас с ужасом и омерзением отшатнуться от нарочито утрированных развратных поз спящих после ночи на Купалу юношей и девушек, от неверности русской женщины, предпочитающей татарского захватчика своему спасителю, от русского князя, который, согласно версии "объективиста" А. Тарковского, не только предаёт Русь, но и не жалеет предать огню прекрасное творение народного зодчества, вызывая удивление этим даже у татарского хана. Все новеллы фильма А. Тарковского и каждая из них в отдельности - это смачный сионский плевок в душу русского человека: смотри, мол, как ты гадок! Поэтому в конце фильма "Андрей Рублёв", бегущий от изготовленных А. Тарковским мерзостей своего собственного народа, ища забвения во вдохновенной иконописи ликов иудейских. И Тарковский демонстрирует перед кинозрителем галерею выхватываемых наплывом так дорогих Сиону образов пророков-ненавистников; смотрите, умиляйтесь нами, прикладывайтесь к нам! А мы всё равно будем продолжать вас ненавидеть, истреблять духовно и физически, коверкать и похабить всё ваше и вас самих! Прикладывайтесь к нам! Славься Боже наш во Сионе!

Однако давайте поближе присмотримся к Сиону. Откуда он взялся на наши головы?

Дикая кочевая волна евреев нахлынула на Палестину где-то в районе 1250 г. до н. э. К этому времени здесь наряду с самым древним - арийским -населением уже жили, начиная примерно с 2500 г. до н. э., выходцы из ханаанских бедуинских племён Аравии. В прибрежной полосе (нынешнего Ливана) эти ханаанцы назывались финикийцами. Именно здесь происходила стыковка южного языкового арала арийцев и северная граница ареаль семитов, родиной которых всегда был Аравийский полуостров. Арийцы, представлявшие коренное оседлое население, постоянно соприкасались здесь со степняками-бедуинами (от арабского: степь). Аравийский полуостров тысячелетиями выбрасывал из своих недр орды кочевников на север - в Двуречье, начиная с 3500 г. до н. э. (первая волна бедуинов); в 2500 г. до н. э. - вторая бедуинская ханаанская волна в Палестину и прибрежный Ливан; в 1250 г. до н. э. еврейская волна в Палестину (третья волна) и, наконец, начиная с 622 г. н. э. арабская бедуинская волна под предводительством основателя ислама мекканца Мухаммеда (четвёртая волна) через короткий исторический отрезок времени захлестнула весь Ближний и Средний Восток и Северную Африку, переплеснулась через Гибралтар и затопила весь Пиренейский полуостров.

Подвергаясь арийскому воздействию, язык аравийских бедуинов превращался в аккадский или ассиро-вавилонский в Двуречье, в финикийский и еврейский в Палестине и т. д. Эти языки жили, развивались и умирали, а их праматерь - классический арабский язык бедуинов Аравийского полуострова, благодаря его блестящей изоляции, продолжает сохраняться в почти нетронутой чистоте до наших дней.

В отличие от семитов прародину арийцев мы пока не можем установить с такой же точностью. Однако исследования в области палеолингвистики дают нам основания полагать, что именно венеды (гинду, хинду, индусы) составляли становой хребет арийского языкового субстрата и являлись главными носителями и хранителями древней общеарийской идеологии. Сейчас уже вполне ясно, что единственными автохтонами Европы являются венеды и прибалтийские арийцы - предки современных литовцев и латышей. И Кельты, и германцы - народы, пришлые из глубин Азии. От нашего станового хребта отделялись, развивались, жили и умирали большие и малые народы, языки и идеологии. Некоторые неарийцы внедрялись в глубины нашего ареала, обариевались. Наоборот, арийцы на стыках с другими ареалами часто тонули в чужеродных пучинах. У арийцев строились, прославлялись и рушились города и целые империи, а их праматерь венедская хранила себя в относительной девственной безвестности на огромных просторах Евразии, давая всё новые выплески своих детей в разные части земли, и не только по суше, но и морем, дав знаменитую плеяду так называемых "народов моря". С разных сторон и разными путями дети венедов устремлялись на протяжении тысячелетий в Палестину. Какая-то страшная древняя катастрофа, сопровождавшаяся палящим фактором, закрепила за страной название Палестана (Опалённого стана), которое потом трансформировалось в Палестину. Сильное арийское племя евусеев, вернее, евусов или явусов - древних венедских "материалистов", отдававших предпочтение поклонению Яви (отсюда и их название - явусы или евусы), имели один из самых крупных городов в Палестине - Евус, с холмом высотой 737 м над уровнем моря на своей юго-западной окраине. Холм был увенчан крепостью со святилищем священного огня, ночное свечение которого и дало холму название Сиян-горы. Ни один из семитских языков, в том числе иврит и арабский не дают этимологии топонима Сион. На иврите это - "цион", на арабском - "сыпьюн". Никакого значения у этих слов нет. Наоборот, русские паломники в Палестину - люди зачастую высокообразованные для своего времени, с глубоким знанием уже недоступных нам исторических данных, упорно называли гору Сион - Сиян-горой. Одной из положительных сторон творения Дмитрия Ростовского является употребление топонима Сиян-гора. Наличие в арабском варианте звука h в качестве второй (придыхательной) согласной лишь подтверждает арийское происхождение слова в том же значении: так в древнеиндийском - "блеск", "сияние" - h сохраняется. И вообще во всех языках - арийском и особенно венедо-славянском - основа слова "сияние" звучит почти одинаково. Переход же я -> о для иврита закономерен - это язык "окающий".



Нет ни в одном из семитских языков и этимологии реки Иордан. По-арабски она - "аль-урдун", на иврите - "ярддейн". Здесь особенно важно сохранение удвоения "дд". При реконструкции воссоздаётся арийское: "урду-дон". Урду - это "орда" - слово отнюдь не тюркское, как нас пытаются ввести в заблуждение сионизированные словари: никакого гнезда оно не образует и объясняется только как "ставка хана". При своём продвижении на запад монголы встретились с упорядоченными, т. е оседлыми станами арийцев. "Орда" происходит от таких общеарийских слов, как латинское: "порядок", "строй"; русское: "ряд", "орудие". Тюрки применили это слово для той части стойбища, которая была упорядочена раньше - для ставки хана. Потом оно переосмысли-лось как "войско кочевников". В древней Палестине кочевники были отделены от оседлого - упорядоченного населения небольшой рекой - "Рекой Порядка" Слово "дон" в значении "река", "вода", или "то, что под водой", т. е. "дно", по сей день сохраняется в арийских языках. Почти все реки в Осетии оканчиваются на "дно" в значении "река", "вода": Цей-дон, Ардон и т. д. Предки Осетии сарматы и аланы пронесли "дон" по всей Европе: Дон, Днепр (Дон-апр), Дунай. Полагают, что они оставили по себе память в названии Лондона (болотная вода). Элемент "дон" ещё сохраняют некоторые речки в Анатолии. До прихода же туда тюрков-османов этих гидронимов было несравненно больше. А аланы, как известно, - ближайшие родственники венедов.

Одним из выплесков арийского станового хребта на юг были геты (не путать с готами). Среди мест их обитания наиболее известен Балканский полуостров. По ту сторону проливов в Малой Азии они были известны как хетты, (кассиун) по-арабски, (китти) на иврите. В этимологическом плане основа "хат" - общеарийского происхождения: авест. - ката, перс. - ката, укр. - хата, т. е. везде со значением: "крытое жилище", "хижина", "дом", "хата". Окончание "-ти" лучше всего передаётся русским "-цы". Следовательно хетты - это "хатники", "хатцы", т. е. опять же оседлое население с постоянным кровом над головой в отличие от степняков-бедуинов с кочевым образом жизни. Европейские учёные, находясь в плену иудофильских ветхозаветных искривлений истории, до начала XX века слепо верили, что хетты - хамитского происхождения, т. е. чуть ли не негроиды. Когда же в 1920 году проф. Грозный заставил заговорить молчавший тысячелетиями хеттский язык, то оказалось, что он арийский и ближе всего стоит к славянским языкам, т. е. становому хребту арийства. Сразу следует оговориться, что эта близость распространяется главным образом на грамматический строй, который в каждом языке подобен капитальному дому, в то время как лексика более подвижна и сравнима с обитателями дома, которые могут в нём родиться, жить и умирать, переселяться в него из других лингвистических зданий. Если грамматика языка меняется в среднем на 2-5% в тысячу лет, то лексика за то же время меняется на 19,5%, Конечно, на таком проходном дворе народов, как Палестина, этот процесс иногда протекал гораздо быстрее, чем внутри Аравийского полуострова, где язык арабских бедуинов почти не изменился в течение многих тысячелетий.

Едва ли можно считать простым совпадением тот факт, что легендарный поход евреев из Египта под предводительством жреца высоких посвящений Моисея совпадает по времени с началом Троянской войны, а их вступление в Палестину - с её окончанием. Устное предание Каббалы, свято хранимое раввинами, повествует, что похищение сыном троянского царя Приама - Парисом - жены спартанского царя Менелая - Елены - было задумано для того, чтобы, стравив между собою два наиболее перспективных народа арийского корня - греков и хетто-венедов Малой Азии, отвлечь их внимание от Палестины, этого южного фланга Хеттской империи, осуществить захват важнейшего перекрестка международных путей. Естественно, что лучшие силы даже с периферии слабоцентрализованной Хеттской державы были отвлечены на Троянский театр военных действий. Южный фланг державы в течение всего сорокалетнего периода троянской войны был практически открыт перед еврейскими захватчиками. Но война оказалась затяжной, и Моисей ожидал долгие 40 лет в Синайской пустыне победы греков над заранее обречённой Троей: так решили жрецы древнего мира - Египта и Двуречья. М. В. Ломоносов считает, что венеды в борьбе под Троей против греков потеряли своего вождя Пилимена и под руководством нового вождя Антенора пришли во внутренний конец Адриатического моря (Поли. собр. соч., т. 6, стр. 179). Что же касается упомянутых жрецов, то они больше всего на свете боялись великорослого народа Рос или Рус, полагая, что руссов слишком много было в Трое, Малой Азии и в Палестине. Для уничтожения этой угрозы жрецы древности уже давно воспитывали и растили устойчивый преступный генотип гибридного характера, созданный на протяжении многих и многих веков на базе скрещивания древних профессиональных династий преступного мира чёрной, желтой и белой рас. Ещё за 2500 лет до н. э. была создана строго засекреченная многоступенчатая (по жреческому образцу посвящений) и высокодисциплинированная организация преступного мира, получившая от ханнаского выражения "ма фи" - "не имеется", "не существует" названия мафия, т. е. то, чего якобы вовсе и не существует. Она была создана как широкоразветвлённая средиземноморская сеть, грабившая на море и на суше арийские народы моря. Постепенно субподрядчики мафии - финикийские купцы - стали вытеснять арийцев из их опорных пунктов на Средиземном море. Именно с тех пор до наших дней Мальта и Сицилия продолжают оставаться центрами международной мафии.

Свой гибрид жрецы так и назвали "преступниками", "проходимцами" - от корня Eвp, означающего "преступать что-либо".

Сорок лет, проведённые евреями во главе с Моисеем (по-еврейски Моще) в Синайской пустыне были использованы Моисеем не только для ожидания исхода Троянской войны, но и для того, чтобы перепрограммировать поведение развращённых дармовыми благами египетской цивилизации соплеменников. Нужно было снабдить обленившихся стяжателей идеологией сверхчеловеков, которым всё позволено по отношению к гоям. Как высокообразованный жрец-психолог, он прекрасно понимал, что тех, кто в сознательном возрасте вышел из Египта, уже не переделаешь. Только полная изолированность нового поколения в гетто Синайской пустыни поможет превратить их в волков в стаде гоев-баранов. Поэтому он предрекает, что ни один из вышедших из Египта не войдёт в Палестину. Оседлые египетские преступники превращаются в дикие кочевые племена - 12 колен израилевых, из коих 11 - светские евреи и одно колено или племя под руководством родного брата Моисея - Арона, левиты, предназначаются для ведения идеологической работы среди остальных 11 колен. Создаётся потомственный наследственный штат наставников-воспитателей, поклоняющихся, подобно египтянам, многим богам, на иврите - "элохим" (элоха - бог плюс "-им" - окончание мн. числа). Арон и Моисей передают через наставников-раввинов устное предание, согласно которому 10 заповедей Моисеевых действительны только в отношениях между самими евреями, при сношениях же евреев с гоями не только можно, но и нужно делать всё наоборот. Закладывается целая система философии с двойным дном. Поколение, которое нарождается уже в Сионе, воспитывается в духе ещё более звериной ненависти к гоям, чем то, которое вышло из Египта. Одно из главных требований синайской идеологии - беспрекословное, слепое подчинение левитам во главе с Ароном и Моисеем. Методика этого программирования поведения с малолетства использовалась потом при воспитании фидаев у ассасинов, мальчиков-мамлюков в Османской империи, масонами в международном бойскаутском движении, созданным ген. Боден-Пауэлом, фашистами в Гитлер-югенде и сейчас успешно применяются в иудейско-сионистской системе воспитания молодёжи.

Моисей отважился вступить в Заиорданье только при получении сообщения о падении Трои. Он захватил восточный берег Иордана и перед смертью в возрасте 120 лет поднялся на гору Небо , названную нашими предками так, видимо, потому, что с её вершины, как на ладони, видна вся Палестина вплоть до Средиземного моря. После смерти Моисея его преемник Иисус Навин в течение семи лет вёл кровопролитную войну по захвату городов-государств Палестины.

Эстафета иудаизма, мафии и масонства тянется через века и тысячелетия в новое время и далее к главарям мафии типа Меира Ланского и израильской разведке:

"САУТ ЧАЙНА МОРНИНГ ПОСТ ГОНКОНГ"

В ПОИСКАХ СОКРОВИЩ

В Индийском океане, к северо-востоку от острова Мадагаскар, расположена группа Сейшельских островов. Много бурь пронеслось над ними, много тайн и загадок хранят их скалистые берега.

В 1923 году у острова Маэ разыгрался сильный шторм. Когда стихло ненастье, Севи, жительница острова Бель Омбр, обнаружила на прибрежных скалах, с которых ураганный ветер смёл слой песка и пыли, какие-то странные рисунки. Подойдя ближе и присмотревшись, она явственно различила изображение собак, лошадей, змей, женщины и черепахи, сердец, глаза и амфоры. Рисунки были расположены в определённом порядке. Севи это показалось не случайным. Она обратилась за советом к местному нотариусу, в архивах которого сохранились копии различных документов, карт, писем, принадлежавших когда-то пиратам. Тщательно изучив бумаги, они пришли к выводу, что в криптограммах использован масонский шифр, и предположили, что рисунки на скалах должны указывать на место захоронения клада. В результате расколок были обнаружены останки двух людей. Судя по одежде и предметам, найденным с ними, это были пираты. Однако дальнейшие поиски ни к чему не привели. Тайна сокровищ осталась нераскрытой.

Кто же они, подлинные владельцы мифических сокровищ?

Сейшельские острова стали надёжным пристанищем пиратов в начале XVIII века. Их чёрный флаг был подлинным бедствием для купцов, торговавших с Индией. Именно сюда направился легендарный капитан Кид с приказом покончить с пиратами. Но Кид, сменив британский флаг на "весёлого Роджера", сам занялся разбоем. Поистине это бьл золотой век пиратства. Богатства текли рекой, и, укрывшись в далёком логове, пираты жили не хуже королей. Но время шло, и на горизонте всё чаще стали появляться английские и французские корабли. Началась безжалостная охота за морскими разбойниками.

Среди последних, самых отъявленных пиратов был некто Оливье Васер по прозвищу "ястреб". Он и его помощник, бывший лейтенант королевского флота Джон Тейлор, совершали дерзкие набеги на караваны купеческих судов. В 1721 году ими был захвачен португальский корабль "Вьерхе ду кап", в трюмах которого было много золота. Получив свою долю добычи, Васер направился к острову Маэ, где, как полагают, и спрятал свои сокровища в одной из пещер. В 1730 году он отошёл от пиратских дел и нанялся лоцманом на острове Мадагаскар. Вскоре его опознал один из французских офицеров. Васер бежал и принял на себя командование пиратским кораблём "Викторьё". Однако судьба его была предрешена. Разбойничью шхуну выследил и взял на абордаж французский фрегат "Медуз". Пираты были повешены на рее, а главаря Васера заковали в цепи и бросили в тюрьму на острове Реюньон.

7 июля 1730 года знаменитый разбойник был публично повешен. Перед тем, как взойти на виселицу, Васер бросил в толпу записку: "Мои сокровища тому, кто догадается..." В бумагах Васера обнаружили ряд криптограмм, расшифровать которые потом годами безуспешно пытались незадачливые кладоискатели. Вскоре к ним прибавились письма известного корсара Бернардена Нажёна Эстана.

В конце XVIII века Франция начала войну против Великобритании, и, с разрешения французского правительства, корсары стали нападать на суда, идущие под британским флагом. Их быстроходные корабли наносили серьёзный ущерб Вест-Индской компании. В руки Эстана попали копии бумаг Васера, и он, как полагают, разыскал часть сокровищ и перепрятал их вместе со своими кладами. В письме к племяннику Юстину Мариусу Эстан писал: "Мой дорогой Юстин, на случай, если мы не свидимся, вот моя последняя воля. Следуй моим советам, и господь вознаградит тебя. Заручись поддержкой наших влиятельных друзей и отправляйся на остров Иль-де-Франс (ныне остров Маврикий). Там в указанном месте подымись на восточный утёс, отмерь 30 шагов на восток. На скалах увидишь знаки, я привожу их ниже. Очерти по ним окружность, чтобы ручей находился чуть левее от центра. Там и ищи сокровища, на них мои инициалы Б. Н. - Бернарден Нажён. Несколько кладов уже откопано мною, осталось четыре..."

А вот завещание Эстана, адресованное брату: "Мой дорогой брат, я тяжело болен, и дни мои сочтены. Долгое время я был корсаром, мы грабили английские суда и уничтожали врагов Франции. У берегов Индостана мы захватили английское судно "Индус" и возвратились с богатой добычей. Но в бою бьл ранен наш командор. Перед смертью он завещал мне свои сокровища. Теперь слушай внимательно! На острове Иль-де-Франс отыщи ручей Ла Шо, в его верховье есть пещера, - в ней спрятаны сокровища "Индуса". Они помечены моими инициалами Б. Н. Там найдёшь три больших бочонка и кувшины, полные золотых дублонов, шкатулки с брильянтами и слитки золота стоимостью в 30 миллионов..." К письму прилагалось несколько криптограмм.

Эти документы долгое время будоражили воображение многих кладоискателей, но в них было много орфографических ошибок, и расшифровать их казалось невозможным. И, наконец, в 1916 году на острове Лемба близ Занзибара найден первый клад капитана Эстана. На сундуках стояли инициалы Б. Н.

В 1923 году последовала находка Севи, и внимание общественности было приковано к острову Маэ. Неудача Севи не угасила пыл самых рьяных кладоискателей. В 1948 году бывшему гренадеру Реджинелу Крузу Вилкнису почти удалось открыть тайну шифра. Начались раскопки. По утверждению Вилкинса, сокровища должны находиться в Бель Омбр где-то под шестиметровой толщей гранита. После тщательных поисков была обнаружена лестница, ведущая в большую пещеру, а оттуда в глубь скал. Но соединяющий туннель оказался завален, и рабочим пришлось по камешку расчищать проход - на поверхность бьло поднято свыше 700 тонн гранита. Когда же туннель был очищен, вдруг обнаружилось, что весь берег изрыт многочисленными ходами, соединёнными с другими пещерами. Где искать сокровища в этом лабиринте? На стенах пещер нашли таинственные знаки, а на пути кладоискателей возникали различные препятствия - ямы, ловушки, завалы. Изучив наскальные рисунки и предметы, найденные в пещерах. Вилкинс пришёл к выводу, что все они так или иначе связаны с греческой мифологией. На стене обнаружили изображение Андромеды, в пещере были вбиты колья, которые, по-видимому, символизируют зубы дракона, посеянные Ясоном, ржавая сабля могла вполне означать меч Герсея. Ориентируясь по этим знакам, кладоискатели медленно продвигались вперёд. На дне ручья была найдена золотая монетка - плата Херону за перевозку мёртвых душ.. Далее следы обрывались. Раскопки у ручья не дали никаких результатов. Тогда Вилкинсу пришла в голову счастливая мысль: чтобы достичь сокровищ, нужно совершить один из подвигов Геракла. Как известно, Гераклу поручили расправиться с водяной змеёй Гидрой. Существование подземного ручья навело на мысль, что пещера с сокровищами могла быть затоплена. И действительно, когда ручей перекрыли (а это и был предполагаемый "подвиг" Геракла), в углу пещеры показался проход, заваленный глыбами гранита. Новое непреодолимое препятствие...

Итак, пока из четырёх сокровищ Эстана три не найдены. Судя по документам, одно находится на острове Родригес, второе - на севере острова Маврикий и, наконец, третье - в пещерах Бель Омбр, остров Маэ.

Круз Вилкинс продолжает поиски, и только время покажет, на правильном ли он пути.

"ЗА РУБЕЖОМ" № 39 (952) 1978 г.

СМЕРТОНОСНАЯ МАЗЬ

Президент Египта Гамалъ Абделъ Насер погиб, согласно некоторым данным, от руки своего массажиста-врача Утейфи, агента израильской разведки. Он втирал при массаже особую мазь, которая постепенно приводит к параличу сердца. Утейфи получил её от израильских спецслужб. Правительство Израиля, как сообщает печать арабских стран, в частности вашингтонский корреспондент амманской газеты "Ар-Рай", ссылающийся на дипломатические источники в Соединённых Штатах, довело до сведения Садата, что то же самое могло бы случиться с ним и членами его семьи: ведь и они прибегали к услугам этого же врача. Но этого не случилось...

"Ан-Нида", Бейрут.

"За РУБЕЖОМ" № 26 (991) 1979 г.

В кн. И. Навина (24; 8, 11, 13) приводятся следующие его циничные слова, якобы исходящие от Яхве: "И привёл я вас к земле аморов, живших за Иорданом; они сразились с вами, но я предал их в ваши руки, и вы получили в наследие землю их, и я истребил их перед вами... Вы перешли Иордан и пришли к Иерихону. И стали воевать с вами жители Иерихона: аморы, фризы, ханаанеяне, хетты, гергаши, хивы, евусы, но я предал их в ваши руки... И дал я вам землю, над которой вы не трудились, и города, которых вы не строили, и вы живете в них; из виноградников и масляничных садов, которых не насаждали вы, вы едите плоды".

Несмотря на то, что евусы были разбиты Иисусом Навином, сам город Евус и крепость на Сиян-горе ещё долго не сдавались. Только Давиду удалось взять город Евус, который он переименовал в Иерусалим. А крепость на Сиян-горе выдержала беспримерную 40-летнюю осаду и была взята лишь Соломоном. Поскольку главный город евусов стал после захвата Палестины главным городом евреев, то естественно, что идеология похороненного населения, стоявшего на несравненно более высоком культурном уровне, чем евреи, оказала на последних огромное влияние. Пришельцы были буквально загипнотизированы прагматическим предпочтением ипостаси мира сего - Яви. Но если сами евусы были просто слишком жизнерадостны и поклонялись ей светло и бескорыстно, то пришельцы указанного генотипа были обворожены Явью, как символом рая на земле, причём рая исключительно в смысле максимального материального благополучия, главным мерилом, концентратом которого является золото. Древние семиты ханаанеяне тоже восприняли арийскую Явь (Яве, Я - на их языке), но в светлом смысле, опередив евреев на 12 столетий. Небезынтересно и само превращение понятия Явь в еврейского Яхве: при обращении к Яви евусы пользовались звательным падежом - О, Яве! (Сравните: боже! сыне! отче!). В молитвах это слово употреблялось почти исключительно в завательном падеже. Почти все семитские слова строятся из корней, состоящих из трёх согласных. В слове же Явь (фонетически: йавь) их только две: "й" и "в". В семитском звучании третий согласный звук "h" был добавлен искусственно. В результате и возникло слово "йаhве" как имя единого еврейского бога. Идея единобожия была украдена у арийцев. Третий коренной "h" появился у захватчиков не сразу. Об этом свидетельствуют древнегреческие магические папирусы, где иудейский бог называется ; Теодорет (386-457) даёт самарийское произношение Этимологию Яхве от семитских корней найти едва ли возможно и что у евреев это имя бога появилось в XX в. до н. э., т. е. уже после прихода евреев в Палестину. До этого, как политеисты, они употребляли слово "элохим" (бог), оставшееся вкрапленным в Ветхий Завет (кн. И. Навина, 24, 14, 15). Запрет же произносить имя Яхве, а пользоваться вместо него именем Адонай Цваот (в русском тексте библии - бог Саваоф; а на иврите дословно "хозяин орды"), объясняется весьма просто: левиты боялись, что если евреи будут произносить вслух имя Яхве, то гои быстро обнаружат, что их "универсальный единый бог Яхве" всего-навсего одна из трёх ипостасей триединого бога коренного населения Палестины - арийцев. В случае подобного разоблачения рухнули бы все претензии на "богоизбранность" и прочие атрибуты "исключительности" евреев. Более того, мир был бы вынужден признать превосходство арийцев и особенно венедов. Именно поэтому раввинич Владимир равноапостольный так усердствовал в уничтожении нашей дохристианской письменности, а его последыши с неменьшим усердием пытаются дискредитировать как "фальшивки" и "Слово о полку Игореве", и "Влесову книгу". По той же причине в переводе Ветхого Завета на русский язык имя Яхве в оригинале на иврите передаётся в русском тексте как "Бог" или "Господь". В тех же текстах, где уже нельзя было не называть Яхве его собственным именем, его преподносят нам в форме Иегова, распознать в которой Явь практически невозможно.

В 1973-75 годах доктор Свенд Хелмс из лондонского Археологического института производил раскопки в Иордании в месте, которое до сих пор называется Ява. Оно расположено на обширном базальтовом плато лавового происхождения, лишённого не только постоянных водных источников, но даже талых весенних вод. Со всех сторон местность Ява окружена пустыней. Раскопки обнаружили в этих базальтовых скалах остатки большого города с населением в 5-6 тыс. человек, относящегося к середине 4-го тысячелетия до н. э. Это был хорошо укреплённый и прекрасно спланированный город, процветавший задолго до того, как городская культура появилась ещё где-либо в Палестине. Для снабжения города водой жителя Явы с помощью своих высококвалифицированных инженерных кадров сконструировали сложнейшую и беспрецедентную для эпохи неолита гидросистему с огромным резервуаром для хранения воды. Безусловно, что она была не под силу семитским кочевникам, да и само название места явно указывает на связь жителей с культом Яви. По нашему мнению раскопки Свенда Хелмса подтверждают, что у колыбели так называемого азиатского способа производства, который рассматривался К. Марксом как исходный в цепи последовательно сменявших друг друга социально-экономических формаций, стояли наши прямые предки, отголоски о странствиях которых мы встречаем во "Влесовой книге". Подробнее об азиатском способе производства см. книгу В. Н. Емельянова "Аграрные отношения в Ливане за 25 лет независимого развития (1943-1968 гг.)", Москва, 1969 г., гл. I "О государственных социально-экономических укладах", стр. 9-42. Централизованные верховной властью и планируемые на длительную перспективу общественные работы в рамках госсектора (особенно по ирригации) - одна из главных черт азиатского способа производства, как отмечал К. Маркс.

СИНАЙСКАЯ ДОКТРИНА МОИСЕЯ

Если во время недавней вьетнамской войны американские империалисты, как ученики мирового Сиона, выдвигали (казавшуюся кое-кому новой) идею "вьетнамизации войны", т. е. чтобы вместо них вьетнамцы убивали вьетнамцев, то для самого Сиона (ещё до захвата горы Сион в 1250 г. до н. э.) натравливание гоев против гоев было уже обычной практикой. В то время, как стравленные евреями арийцы-греки воевали с нашими предками - арийцами Трои, Моисей в течение сорока лет занимался программированием евреев на длительную перспективу. Способный ученик древнееврейских жрецов, сам жрец высоких посвящений, он знал, что любую, даже самую невероятную по наглости, идею можно осуществить. Но одной человеческой жизни для этого мало. Для этого мало даже жизни нескольких обозримых поколений. Но идея, фактически произнесённая через десятки и сотни поколений в первозданном, не подвергаемом диалектическому воздействию виде, может осуществиться полностью, как она задумана. Для этого нужна простая вещь: непререкаемая догматическая преемственность идеи. Английский масонский писатель Бернард Шоу в своей пьесе "Назад к Муфусаилу" пришёл к выводу, что только возврат к долгожительству Муфусаила - библейского пророка, жившего около 1000 лет, может спасти человечество от тех бедствий, на которые оно себя обрекает, т. к. 60-70, лет это не возраст для обретения настоящей мудрости. Моисей не был мечтателем, а практиком: если 50 поколений за 1000 лет пронесут в неприкосновенности идею, как если бы это был один человек, результат будет тот же без сказочного долгожительства. Для хранения идеи мирового господства он поручает своему брату Арону создать институт идеологических комиссаров-левитов; по сей день они через тысячи лет несут в догматической неприкосновенности идею синайской доктрины Моисея, Соломон лишь поставил её на практические рельсы. Хитроумные левиты заставляют гоев менять свои идеи почти как перчатки. Итак: полная преемственность для евреев и отсутствие таковой у гоев! Это краеугольный камень всего здания Сиона.

Теперь уже стало очевидным, что то, что в настоящее время называется перспективным планированием, зародилось по крайней мере в древнем Египте, где строительство одной пирамиды длилось зачастую в течение всей жизни фараона. Однако это было чисто экономическим планированием. Непревзойдённым до сих пор образцом идейно-политического и экономического планирования является перспективный план, составление которого приписывается израильскому царю Соломону, сыну царя Давида. Наиболее вероятными датами правления Соломона являются 1015-975 гг. до н. э. План Соломона был составлен им на перспективу в 3000 лет! Конечной целью этого плана является завоевание иудеями мирным путём мирового господства. Не исключено, что именно по этой причине этот израильский царь и получил своё имя Соломон или Шломо на иврите, что значит: "мирный", "миролюбивый". Безусловно, что при выработке своего плана Соломон воспользовался многотысячелетним опытом лучших жрецов древнего Египта, Двуречья и Финикии. Соломон вступил в брак по расчёту с дочерью фараона именно в этих целях, т. е. в целях доступа к опыту жрецов. Уже на четвёртом году своего царствования он начинает в Иерусалиме на горе Мориа постройку храма богу Яхве. Слово "мориа", также не имеет этимологии в семитских языках. Зато у всех арийцев "мор" - это "смерть". На этой горе у евусов был культовый жертвенник для заклания священных белых петухов и агнцев, которых они специально для этой цели выращивали. Свято место пусто не бывает. Во всём мире храмы новой веры, как правило, строились на фундаментах храмов предыдущей веры. Таким образом, святое место не пустовало. Иногда оставались нетронутыми даже какие-то внешние старые атрибуты, но идеологическое содержание вкладывалось новое. Люди продолжали приходить на привычное священное место, видели многие старые символы, слышали, что завоеватели на первых порах (до запрета) взывают вроде бы к той же Яви, как и они. Но пришельцы вкладывали в эту оторванную от Триглава ипостась уже совсем не то, что евусы-явепоклонники.

Соломон придавал новому храму огромное идейно-политическое значение: его грандиозность и великолепие должны были стать отправной точкой идеи всемирного господства, исходящего из этого храма. Золото и другие драгоценности, награбленные евреями при исходе из Египта, плюс огромная военная добыча при захвате Палестины щедро вкладывались в постройку идеологического учреждения с холодным расчётом завладеть всем золотом мира. Каждый иудей за счёт "двуногого гойского скота" должен, согласно этой идеологии, жить как в раю здесь, наяву, не принося пребывание в Яви в жертву надежде на блаженство на том свете. Вот в чём основная притягательная для евреев сила иудаизма, который с самого начала был задуман как многоприбыльное коммерческое предприятие, как опасная, но всё же с лихвой окупающая риск, профессия.

Тесная деловая дружба связывала Соломона с царём финикийского города Тира (Сура) Хирамом, который в течение всех 13 лет постройки храма поставлял Соломону строителей разных профессий, во главе которых стоял некий Адонирам из того же города Тира.

Бывшие кочевники евреи - дети Синая _ сами строить не умели. Само строительное и измерительное дело в рамках существовавшего в древности на Востоке этнического разделения труда ассоциировалось с этнонимом "венед - гинду - хиндус". Поэтому у арабов и у евреев слово "хандаса" значит: "строительное дело", "инженерное дело", "геометрия".

Хорошо сознавая, что без опоры на технологический опыт и инженерное мышление венедского субстрата населения Палестины, без опоры на широкие арийские массы населения Древнего мира, окружавшего Соломоново царство и составлявших наиболее творческую силу этого мира, Соломон измыслил хитроумный план идеологической обработки гоев, план превращения гоев в послушное орудие "народа, избранного богом", а вернее, - избравшего себе бога по образу и подобию своему. Он решил превратить древнюю профессиональную цеховую структуру строителей своего храма в постоянно действующий политико-идеологический институт. Другими словами, он решил создать свою пятую колонну среди гоев. Эта пятая колонна получила впоследствии от французского слова - "каменщик" название масонства или франк-масонства (свободных каменщиков), потому что большую часть работ при строительстве храма Соломонова вели каменщики. Есть и другие данные, говорящие в пользу существования масонства задолго до Соломона. Во всяком случае, после открытия Колумбом Америки там были обнаружены ритуальные символы, полностью идентичные с масонской символикой в ложах Старого Света. Однако, для нас это практическое значение в настоящее время не представляет, так как если даже система масонства и существовала до Соломона, то она имела совершенно другие цели, несравненно более благородные и чистые, нежели те, которые преследовал организованный преступный мир, захвативший Палестину в 1250 г. до н. э. Но египетские жрецы, выпустившие из своей бутылки этого страшного джинна, уже не только не могли им управлять, но вскоре сами оказались подмятыми своим дьявольским порождением. Для нас важно то, что масонская система в аранжировке Соломона и К качественно также отличается от ранее существовавшей системы, как венедская Явь качественно отличается от иудейского Яхве. Иными словами, речь идёт опять же не столько о внешнем сходстве формы, сколько о внутреннем содержании. Благородная этика и эстетика венедов и вообще арийцев была заменена на оголтелый расизм, который внедрился в головы иудеев как идеал поведения и образец прекрасного.

Важно также и то, что по замыслу Соломона, гои-масоны должны играть среди непосвящённых гоев или профанов роль незримых идеологических вождей, которые незаметно для прочих гоев должны исподволь формировать их сознание и общественное мнение в нужном для их хозяев-раввинов направлении.

Иудеи оседлали и извратили не только ипостась Яви. Они взяли на вооружение также венедское представление о человеке (народе) как о триединстве разума, энергии и материи. В два взаимопереплетающихся неразъёмных треугольника, образовавших известную звезду Давида или Маген-Довид, была заложена идея мирового господства евреев над всеми гоями мира: своего рода абстрактный символ "союза" всадника (иудеев) и лошади (эксплуатируемых гоев).

Символика мирового господства, заключённая в Маген-Довиде, сводится к следующему: иудеев на земле мало, но разум их высок, а материи и энергии количественно мало: у гоев очень велика масса материи и энергии, но разум низок (они ведь всего лишь двуногий скот); вывод: необходимо так соединить оба треугольника, чтобы иудейский разум управлял не только собственной энергией и материей, но и всем гойским треугольником, т. е. превратить иудеев в международный класс эксплуататоров.

По эстетическим воззрениям иудеев они составляли светлое триединство, в то время как гои - тёмное. Все гои мира по плану-трёхтысячелетке Соломона должны быть осёдланы иудейским триединством. Гойский разум принижается, как бы загоняется в землю, хоронится и постепенно погребается в ней. Однако, пусть в приниженном состоянии, но в общей массе у гоев ещё хоть плохенький, но ещё остается разум. Масоны и каббалисты называют Маген-Довид гексаграммой.

В авангарде гоев по этическим нормам Соломона и К идёт такая их часть, которая добровольно отказывается от самостоятельного мышления и становится (не бескорыстно для себя) слепым исполнителем того, что исходит от разума иудеев. Этот символ называется звездой Соломона или Маген-Шломо. Масоны и каббалисты называют его также пентаграммой. Разум гоев в ней отсутствует.

Каждый, символ имеет по Каббале 77 значений, из которых 76 ложных и только одно - истинное. Правда, эти ложные значения, в той или иной мере также в итоге работают на международный Сион.

В иудейской каббалистике почитаема книга Гершеля Шанкса "Иудаизм в камне", Вашингтонское библейское археологическое общество, 1979. Вся книга - яркое свидетельство отсутствия самобытности иудеев в архитектуре. Все иудейские синагоги и дворцы - либо перестройка и просто переделка древних арийских храмов и дворцов, либо они строились для иудеев арийцами-эллинами и другими. Только вклиненные в арийские архитектурные формы звёзды Давида и Соломона и меноры-семисвечники опошляют строгий арийский стиль.

Вот рисунок реконструкции синагоги в Капернауме (на северном берегу Тивериадского озера).

Согласно евангельской традиции, в этой синагоге проповедовал сам Иисус Христос. А вот орнаменты на сохранившихся по сей день руинах этой синагоги, которые самими израильскими археологами датируются почему-то II-III веками нашей эры. Видимо, это всё та же, как у старой проститутки, страсть иудаизма выглядеть хоть на 2-3 века, но моложавее в тех аспектах, которые кричат об его миродержавных страстях. На странице 61 мы находим фотографию одного из фрагментов руин этой синагоги с пентаграммой, она же звезда Соломона или печать Соломона, символ неразрывной организационной связи масонов со своими хозяевами из золотой пирамиды, помеченной Маген-Довидом.

Относящаяся к этому фотоснимку с натуры подпись гласит, что де в то время ни пентаграмма, ни гексаграмма, высеченные на камнях этой синагоги, не имели специального еврейского значения. Вот уж действительно - на воре шапка горит! Остаётся лишь спросить, какое же из 76 ложных каббалистических значений имели эти звёзды, когда на них взирал иудейский националист- "интернационалист" Иисус Христос, проповедуя, что в его интернационале "нет ни эллина, ни иудея"? Но ведь он знал, что выполняет заказ по формированию массовой масонской ложи для гоев, которые будут заслонять иудеев своей грудью ради трёхтысячелетки.

На самом деле, связь Маген-Довида с печатью Соломона - это связь иудейского всадника со своей масонской лошадью. Арийский интерьер синагоги в Капернауме (по-арабски - Кафр Нахум) в свою очередь осёдлан этой мелкой по форме, но ядовитой по содержанию иудо-масонской символикой, которая, будучи включена в книгу под таким красноречивым названием, как "Иудаизм в камне", ещё и ещё раз подчёркивает неразрывную связь каменщиков-масонов со своими иудейскими хозяевами, связь, цель которой - выполнение миродер-жавных предначертания плана-трёхтысячелетки царя Соломона.

Точно таким же Маген-Довидом сионисты пытались загадить наш юбилейный рубль ("Правда", 20. Х.77 г.)

Сионская провокация, своевременно разоблачённая автором "Десионизации", с треском провалилась: два вагона уже готового рубля переплавили и заменили другими - без Маген-Довида.

Троя, судя по описаниям Гомера, была очень богатым городом. Микены же были ещё богаче. Гомер везде называет этот город "златообильным". Околдованный "сокровищами царя Приама", Шлиман принялся за поиски нового клада и, кто бы мог себе это представить, нашёл его!

Клад, найденный Шлиманом, был огромен. Лишь много позже, уже в нашем столетии, его превзошла знаменитая находка Карнарвона и Картера в Египте. "Все музеи мира, вместе взятые, не обладают и одной пятой частью этих богатств", - писал Шлиман.

В первой могиле Шлиман насчитал пятнадцать золотых диадем - по пять на каждом из трёх усопших; кроме того, там были золотые лавровые венки и украшения в виде "свастик".

В другой могиле - в ней лежали останки трёх женщин - он собрал более 700 тонких золотых пластинок с великолепным орнаментом из изображений животных, медуз, осьминогов. Золотые украшения в форме львов и других зверей, сражающихся воинов, украшения в форме львов и грифов, лежащих оленей и женщин с голубями... На одном из скелетов была золотая корона с 36 золотыми листками: она украшала голову, уже почти обратившуюся в прах. Рядом лежала ещё одна великолепная диадема с приставшими к ней остатками черепа. Он нашёл ещё пять золотых диадем с золотой проволокой, при помощи которой они закреплялись на голове, бесчисленное множество золотых украшений со "свастиками", розетками и спиралями, головные булавки, украшения из горного хрусталя и обломки изделий из агата, миндалевидные геммы из сардоникса и аметиста.



Идея неразъёмного сплетения всего гойского с целью заставить гоев работать на мировой Сион веками и тысячелетиями вкладывается в разного рода иудейско-сионские каббалистические символы. Так 26 сентября 1978 года израильская газета "Джерусалем пост" поместила на целую полосу рекламу памятной медали, выпущенной в золотом, серебряном, золочёном и серебряном исполнениях в честь кэмп-дэвидских соглашений. При этом в официальном описании медали говорится, что лицевой стороной являются не лица Бегина, Картера и Садата, как это можно было бы естественно предположить, а та сторона медали, на которой - неразъемлемое сплетение с иудейским Маген-Довидом и мусульманского полумесяца, и христианского креста.

Характерно, что левый (энергетический) угол Маген-Довида подобно вампиру высасывает и из христиан и из мусульман их энергию. Правый угол шестиконечника (плотская масса иудеев) ни с какой другой плотью не смешан и блюдёт расовую чистоту иудеев, как бы выдвигает её на первый план. Верхний угол Маген-Довида (иудейский разум), как и положено по иудейской и сионистской доктрине, выше и креста и полумесяца. В то же время разум гоев превращен на символике медали в некое подобие канализационного стояка, который одновременно является нижней частью креста. Этим ещё раз подчеркивается, что итогом христианского иудофильства является их полное откупление и потеря собственного духа и разума, который постоянно спускается в отходы.

Конечно, в официальном описании говорится, что внутрипроникающее переплетение трёх религиозных символов является символом сосуществования. Однако это не более, чем одно из 76 ложных значений, предусмотренных Каббалой. На самом деле это лишь ещё раз подтверждает ту истину, что любое сотрудничество с Сионом заканчивается союзом всадника и лошади, при котором Сион всегда становится всадником, осёдлывающим всё и вся.

И та же газета "Джерусалем пост", спустя всего лишь десять дней - 6 октября 1978 года, опубликовала на 3-й странице статью своего специального корреспондента из Тель-Авива, в которой сообщалось, что довольно известный в Израиле архитектор Цви Лиссар, вдохновлённый результатами Кэмп-Дэвида, забросил все дела и за четыре дня разработал модель комбинации синагоги, мечети и церкви, которые должны быть сооружены на высшей точке Синайского полуострова - горе св. Екатерины, называемой также горой Моисея, на которой, согласно Ветхому Завету, он беседовал с богом и получил от него скрижали завета, т. е. 10 заповедей, легших в основу иудаизма, а от него, в свою очередь, и в основу христианства и ислама.

Газета сообщила, что 5 октября Цви Лиссар отослал фотографии своей модели Менахему Бегину и другим израильским руководителям, а также Садату и Джими Картеру. При этом никто иной, как Садат выразил желание такого строительства на "исторической синайской горе", на которой в назидание для будущих поколений он требовал подписать и мирный договор с Израилем.

Как видно на публикуемой газетой фотографии, в символику экуменического единства заложены те же символы, что и на медали в честь Кэмп-Дэвида; синагога увенчана Маген-Довидом, церковь - крестом, а мечеть - полумесяцем. В центре - соединяющая три храма площадь, на которой - минарет, увенчанный Маген-Шломо (звездой Соломона). Мечеть должна быть обращена к Мекке, а ковчег завета синагоги - к Иерусалиму. Одно из 76 ложных значений этой архитектурной символики, т. е., согласно официальному толкованию автора проекта, - это идея кооперирования и братства, которая подкрепляется взаимосообщающимися ходами между тремя зданиями под общей площадью. Однако Израиль - государство жёстко теоретическое: без решения главного раввина там не действуют ни президент, ни кнессет. Лиссар сказал, что ныне его архитектурная модель соответствует инструкции главного раввина Израиля Шломо Горена, чтобы синагога не соединялась с двумя другими секциями, т. е. ни с мечетью, ни с церковью. Таким образом, идея "кооперирования и братства" и здесь отгораживает "богоизбранных" от трефиных (нечистых гоев). Стало быть, экуменизм, с идеей которого так усиленно носятся ныне и иудеи, и христиане, выгоден только для иудеев. А ведь никто иной, как бывший краковский кардинал - иудофил Карел Войтыла, игравший в Польше роль своеобразного акад. А. Сахарова в сутане, Войтыла, ставший ныне Папой римским Иоанном-Павлом II, так усердно подстрекает к экуменизму, к общей активизации всех культов в так называемой борьбе за права человека в странах социализма, одновременно требуя от католического духовенства Латинской Америки прекратить поддержку борьбы против засилья американо-сионского капитала. А у нас вислоухая агентура Солженицына толкает лиц с идейным вакуумом добровольно вернуться в христианский интернационал иудофилов.

Иными словами, эта агентура стремится к гальванизации христианской иудофилии, к ресионизации того, что уже, пусть болезненно, но с пользой для нас, десионизировано. Перед христианством, как и в прежние времена, ставится задача пробить в нашем сознании сначала небольшую трещину, через которую на наши мозги стало бы вновь свободно капать его иудофильское зловоние, постепенно превращаясь во всё захлёстывающий мутный поток поклонения перед "богоизбранными". За примерами ходить далеко не нужно: вершиной христианской иудофилии наших дней является христианская секта "макуя" в Японии, на которой следует остановиться подробнее, поскольку история возникновения и утверждения этой секты - яркий пример того, каким образом иудо-масонская критическая масса может быть создана на совершенно лишённой иудейского присутствия почве, такой как японская.

Известно, что среди всех наиболее развитых капиталистических стран Япония ещё по сей день менее других подвержена засилью сионистского капитала непосредственно. Причина этого кроется в практическом отсутствии в этой стране прямых носителей иудаизма, которые могли бы составить иудо-масонскую критическую массу. Это обстоятельство давно беспокоило наиболее крупных представителей сионского капитала. Так автор книги "Япония, нацисты и евреи" Давид Кранцлер, опубликованной в 1971 году в Нью-Йорке и основанной более чем на 50 тыс. источниках и документах, отмечал, что у "японцев существует преувеличенное мнение о силе еврейского финансового и политического влияния" и что, уважительно опасаясь их, японцы не дают им проникать в свою страну. Как указывает Кранцлер, мнение это восходит ещё к периоду русско-японской войны 1904-1905 гг., "когда предоставленные японскому правительству займы от американского еврейского финансиста Якова Шиффа, на которые было построено, в частности, более половины японского военно-морского флота, сыграли решающую роль в поражении русского Балтийского флота". ("Джерусалем пост", 9.9.1976 г., стр. 1,3). Как указывает Дэвид Кранцлер, "Шифф до сих пор рассматривается верным другом Японии и о нём говорят с почтением". Именно деловые контакты, которые были установлены между международным иудо-масонским комплексом в лице Якова Шиффа и японским правительством в начале нашего века, продолжают оставаться стержневыми в этих отношениях по сей день. Даже в период II мировой войны, по данным того же Кранцлера, японцы очень ласково обошлись с большой группой еврейских беженцев из европейских стран, скопившихся в Шанхае. Сионистские предприниматели из числа этих беженцев при содействии японских оккупационных властей процветали в Манчжурии и других частях Китая, нещадно эксплуатируя китайцев, и помогали кайфынским евреям пробираться в мозговой аппарат Гоминдана и ЦК КПК. Так они ставили сразу на двух "лошадей", в расчёте на то, что кто бы не пришёл к власти после ухода японцев, во главе будут стоять коренные китайские (кайфынские) евреи, предки которых впервые появились в Китае ещё в VII в н. э. Любопытно и то, что еврейские беженцы из Европы пытались даже быть посредниками между американцами и японским правительством, стараясь предложить США заключение сепаратного мира с Японией. Естественно, что эти еврейские коллаборационисты с одной из держав фашистской оси остались безнаказанными после победы над Японией: "богоизбранным" всё можно!

Ещё в период войны еврейские предприниматели из числа "обездоленных" беженцев установили прочные деловые связи со своими японскими коллегами по бизнесу. Причём наиболее тесное сотрудничество установилось с японскими капиталистами из числа очень незначительной в Японии прослойки христиан. И это понятно: с христианами, с детства иудофильствующими в рамках Ветхого и Нового Заветов, договориться легче, чем с подавляющей массой японцев-синтоистов - приверженцев национальной "языческой" японской религии, требующей строго соблюдать и хранить чисто японские духовные и нравственные ценности и не допускать их разложения иностранцами. А ведь именно тот факт, что в Японии господствующей идеологией осталось истинно национальное "язычество" - синтоизм, дало этой стране и её народу возможность не только избежать колониализма западных держав, но и стать единственной высокоразвитой индустриальной державой среди всех стран с так называемым "цветным" населением. В то время, как все остальные страны с "цветным" населением, в которых господствующими стали космополитические идеологии (религии), не признающие национальной самобытности коренного населения, особенно христианизированные страны, прочно подпали под прямое или скрытое колониальное господство и до сих пор, несмотря на достижение независимости, остаются пребывать в разряде слаборазвитых, т. е. по сей день являются лёгкой добычей мирового сионского капитала.

Весной 1917 года Яков Шифф выдал Троцкому (еврею) субсидию для устройства в России социальной революции. Нью-Йоркская газета "Форвард" - ежедневный еврейско-большевистский орган, принимала деятельное участие в том же направлении.

В то же самое время в Стокгольме еврей Макс Варбург поддерживал Троцкого и К. Вся эта компания была поддержана также Вестфальско-Рейнским синдикатом и Животовским - евреем, женатым на сестре Троцкого.

Япония, к сожалению Сиона, такой лёгкой добычей быть не может, пока в ней не будет создана иудо-масонская критическая масса. Создание её было поручено одному из японских капиталистов-христиан, преуспевавших ещё во время II мировой войны на сотрудничестве с вышеуказанными "обездоленными" беженцами-эксплуататорами китайцев. Им явился некий делец Икурс Тешима. После войны он постепенно всё более и более забрасывает свой процветающий бизнес и углубляется в религиозные искания, становится профессором богословия, организует новую христианскую секту под названием "макуя", что означает: скиния завета. На иврите она звучит - "мишкен", т. е. тоже начинается с буквы "м". Поэтому профессор Тешима избирает эмблемой своей секты иудейский семисвечник с еврейской буквой "мэм" посередине. Уже бытующая среди членов секты легенда гласит, что в мае 1948 года (как раз в день провозглашения сионистами государства Израиль) на Тешиму снизошло мистическое откровение. "В этот день на самом южном острове Японии - Кемомото родилось движение "макуи", - радостно восклицал израильский журнал "Израэл дайджес" 18.8.1978 года на стр. 11-12. - Забросив все предприятия своего бизнеса, Тешима посвятил всего себя распространению своей вновь обретённой веры". Ясно, что никакой мистики здесь не было и откровение на Тешиму снизошло из вполне земных сионистских сфер, которые ещё со времён Якова Шиффа мечтали заполнить "японский вакуум" присутствием своей критической массы. Тешима успешно выполнил социальный заказ своих хозяев. В настоящее время фанатические приверженцы его секты насчитывают более 50 тыс. членов во всех концах Японии и даже среди японских общин в Мексике, Бразилии и США. Своё низкопоклонное иудофильство члены "макуи" выражают, в частности, в том, что изменяют свои японские имена на ветхозаветные иудейские. Масонские "ценности" также не обойдены обожанием. Глава секты именуется "мастером". Сохраняется принцип семейственности в руководстве сектой. Нынешний мастер "макуи" женат на дочери основателя секты проф. Тенимы. В 1978 году из Акиры Йиндо он превратился в Акиву Джиудо (или Иудо). Его жену - смазливенькую японку - ещё её папа назвал Эстер. Три её брата также имеют иудейские имена. Сын Акивы и Эстер назван еврейским именем Ашрей.

Рядовые члены секты называются "учениками". Акива говорит, что между мастером и учениками существует очень прочная связь. Он утверждает, что движение растёт численно, следуя по пути своего основателя. "Мы, - вещает Акива, - тоже хотим участвовать в строительстве Сиона. Воодушевлённые воссозданием Сиона и основанием государства Израиль, мы, Макуя - новые сионисты, смело смотрим вперёд в ожидании пришествия небесного Сиона". Также из арсенала масонских лож заимствован и макуйский термин "встречать свет жизни". Он восходят к масонскому кумиру Люциферу, т. е. в переводе с латинского - Лучезару, Светоэару, Светочу. Но всё это в общем бутафорская масонская мишура. Главный же принцип секты: "БЕЗОГОВОРОЧНАЯ ЛЮБОВЬ К ИЗРАИЛЮ". Это настоящий символ веры японских сионистских сектантов, то, ради чего и создана секта. Практически член секты сразу посвящается в то, во что обычный масон - только в 30-й степени кадоша. Таким образом, в "макуе" происходит формирование в голове гоя-японца психологии почти иудейской, как бы на уровне ускоренной подготовки в ульпане - минуя длительную стадию масонства 1-29 степеней, сразу в кадоши.

При разработке своего, "мистического откровения" проф. Тешама около двадцати раз посещал Израиль. Особенное влияние на выработку "новой веры" оказали взгляды хасидов - открыто расистской секты внутри иудаизма. Достаточно сказать, что именно приверженцы этой секты формируют основные кадры религиозно-националистического блока Ликуд в Израиле во главе с матёрым террористом Менахемом Бегиным. В Израиле Тешима встречался с такими столпами расистской философии сионизма, как Мартин Бубер, Гуго Бергман, Абрахам Хешель. Показательно, что французские авторы Луи Повель и Жак Бержье в своей книге "Утро магов" приводят интересные данные о тайных связях на "мистической почве" между Мартином Бубером и ближайшими сотрудниками Гиммлера. Не исключено, что связь Тешимы с Гиммлером и Мартином Бубером ещё всплывёт во всей неприглядности своих красок.

Одним из главных практических последствий снизошедшего на Тешиму откровения стало постоянное направление новых, и, особенно, молодых членов секты в Израиль. Основная часть их бесплатно работает в киббуце Хефциба в Верхней Галилее, где они одновременно изучают язык иврит. Меньшая часть учится в различных учебных заведениях Израиля. Как бы то ни было, но уже на протяжении многих лет в любой момент года в Израиле постоянно находится около 50 членов "макуи" со сроком пребывания от 1 года до 10 лет. Это не считая многочисленных кратковременных визитов сектантов. Во время учёбы в Израиле главный упор делается на предметы, связанные с Ветхим Заветом, географией, историей, языком Израиля, естественно, в сионистской интерпретации. Как правило, все члены секты в кратчайший период очень хорошо овладевают языком иврит. Члены секты издали первый японо-ивритский словарь на 8 тыс. слов и выражений, выпустили книгу песен на иврите с нотами 75 израильских мелодий. Многие песни переведены на японский язык. Пение и танцы являются неотъемлемой частью макуйского ритуала, что также заимствовано из раннего хасидизма и весьма способствует вовлечению в секту молодежи. Брат Эстер - Яков, второй сын проф. Тешима, был первым японцем-выпускником Еврейского университета в Иерусалиме, защитившим затем докторскую диссертацию по философии на тему сравнения буддизма и хасидизма. В настоящее время он преподаёт в Лос-Анжелесе в Университете иудаизма. Стараясь выразить везде, где только можно, свою безоговорочную любовь и поддержку Израилю, члены секты повсеместно носят лапсердаки специального покроя. Эта ритуальная одежда выполнена в бело-голубых цветах израильского флага с огромной звездой Давида на спине. В таком облачении члены "макуи" шествуют по улицам Иерусалима, поют у Стены плача, часто выступают по израильскому телевидению и на подмостках различных зрелищных заведений Израиля. Молятся члены секты в любых пустых помещениях, которые они приспосабливают для этой цели. Так, в упомянутом выше киббуце Хефциба под макуйский молитвенный дом приспособлен один из каменных резервуаров-цистерн, устроенных внутри горы для сбора дождевой воды. Кроме портрета основателя секты, в помещении ничего нет. Официальная японская христианская церковь рассматривает секту как еретическую. Специальных священнослужителей у "макуи" нет. Мастером становится наиболее квалифицированный член в каждой местности. Общеяпонским "гроссмейстером" является вышеупомянутый Акива.

В 1973 году во время арабо-израильской войны японское правительство заняло проарабскую позицию. В ответ на это проф. Тешима призвал всех своих последователей прибыть в столицу. Около 30 тыс. членов секты со всех концов Японии и даже из заграничных отделений "макуи" откликнулись на призыв "великого мастера" и явились в Токио в своих ритуальных лапсердаках, размахивая израильскими флагами и распевая израильские песни. Скандируя произраильские лозунги, они прошли по улицам японской столицы мимо Тешимы, стоявшего с молитвенно сложенными руками в открытом автомобиле. Следует, однако, полагать, что эта беспардонная демонстрация иудофильства не пришлась по вкусу японским синтоистским божествам: сразу после демонстрации Тешима был доставлен в больницу, где вскоре и умер. После этого место общеяпонского "великого мастера" макуйской секты занял Акива.

Грозное предостережение синтоистских богов, видимо, не пошло Акиве впрок. И когда осенью 1975 года Генеральная Ассамблея ООН приняла известную резолюцию, осуждающую сионизм, как одну из форм расизма и расовой дискриминации, члены "макуи" по призыву своего "гроссмейстера" направили Генеральному секретарю ООН Курту Вальдхайму свою петицию протеста против этой резолюции, под которой было собрано 37 тыс. подписей членов секты из самой Японии и других стран. Аналогичные послания были направлены премьер-министру Японии Такео Мики, министру иностранных дел Кинчи Мийя, а также ряду японских газет.

Практический трудовой вклад членов секты в строительство израильской экономики ещё в 1976 году выразился только в одном упомянутом киббуце Хефциба - 10 тыс. деревьев, посаженных в ранее пустынной местности. Оказывают члены секты также медицинскую помощь израильтянам в рамках "Красной звезды Давида" (что-то вроде израильского Красного креста). Но расисты остаются расистами, как писала израильская журналистка Лили Эйлон: "израильтяне всегда фамильярны, когда стоят по сторонам улицы, по которой шествуют люди с улыбающимися азиатскими физиономиями, говорят израильтянам "Шалом!" и выкрикивают на безукоризненном иврите лозунги о своей безграничной поддержке Израиля" ("Израэл дайджест", 18.8.1978 г.).

А ведь именно такую русскую "макую" - церковь обожателей скинии-завета - пытаются возродить у нас и Александр Солженицын, и попик-выкрест Александр Мень, и попик-масон Димитрий Дудко, и их ментор-наставник Михаил Агурский и прочие ревнители экуменизма всех мастей под дымовой завесой возрождения "истинно русского православия, свободного от большевизированной Московской патриархии", - по словам Иоанна Сан-Францисского.

Ведь даже и без экуменизма возрождение так называемого "национального русского" вероисповедания на практике ведет к расширению и без того достигшего опасных размеров и у д о ф и л ь с т в а , которое в наши дни, как никогда ранее, есть масонская база контрреволюции, так как иудофильство - это пятая колонна сионизма - ударного передового отряда современного империализма. Стало быть, всякий, впадающий в ту или иную форму иудофильства, предаёт жертвы нашего народа во имя превращения нашей страны в мощнейшую мировую державу, стоящую на страже порабощения человечества империализмом, а в конечном итоге порабощения всех гоев оголтелым сионским зверем.

В диссидентских кругах, примыкающих к псевдорусской платформе Солженицына, принято называть православие "национальным русским вероисповеданием". Давайте посмотрим, что же несёт оно уже в течение почти 1000 лет русским людям на практике, чем наградил нас Владимир равноапостольный?

Главной священной книгой иудеев является Ветхий Завет. Главной священной книгой христиан - Библия, состоящая из двух частей - Ветхого Завета (примерно 80 % Библии) и Нового Завета (около 20 % Библии). Итак, христианство составляет с иудаизмом практически одно общее идеологическое древо, на котором Новый Завет - лишь малые побеги и веточки. На словах христиане веками стараются отмежеваться от иудеев, доказать даже, что они де с ними антиподы, по крайней мере - два качественно различных плода. Христиане даже, не смущаясь своей однодревности с иудеями, сравнивают иудаизм со зловонием, а христианство с ароматом. Но как могут на одном древе соседствовать мерзость и пряность, отрава и лекарство? Уже сам факт сосуществования на одном дереве должен был бы заставить христиан задуматься, но они, к сожалению, не задумываются. Мрачное соседство их не коробит, вонючая смрадная идеология Ветхого Завета - общая для тех и других - их не беспокоит, сплошь преступно-уголовные биографии библейских персонажей и гнусные лики этих уголовников на иконах - их глаз не смущает. Они веками поклоняются этим иудейским ликам, слышат и шепчут с благоговением их иудейские имена и это их слух не оскорбляет. Более того, в честь этих уголовников они сами были наречены и продолжают давать эти имена своим детям и внукам. Произошёл парадокс: еврейские имена Иван, Михаил, Мария и т. д. стали считаться чисто русскими, в то время как многие евреи стали Станиславами, Брониславами, Владимирами и Святославами, вызывая тем самым у русских и прочих славян определенные антипатии к своим собственным именам при выборе имен для своих детей. Это тоже один из приёмов, как, оплевывая свое, насаждать иудофильство. И указанный парадокс - не случайность, а логическая закономерность христианского иудофильства, христианской интернационализации.

Русские православные, тем не менее, веками претендуют, что якобы именно они по-настоящему правильно любят и славят Библию, Христа и иже с ними. Около 1000 лет во всех храмах на всех службах и при всех требах славославят иудейские персонажи ежедневно в молитвах, проповедях и песнопениях, превознося их до небес и даже выше. Себя же при этом низвергая до преисподней и даже ниже. Такая традиция оплёвывания своей жизни, своей истории, своей культуры, своих великих и славных деятелей незримыми корнями упирается в христианскую интернационализацию.

Тайно (внутренняя молитва) и явно (голосистые дьяконы) ежедневно сравнивают себя русские православные по тому или иному поводу с каким-нибудь ветхозаветным или новозаветным иудеем и, находя сходство в делах и поступках, гордятся таковым: мы де тоже израильтяне! В средние века называть русский народ народом израилевым было особо лестным для православного слуха: вспомнить хотя бы переписку Ивана Грозного с Курбским.

Насколько православное богослужение пронизано и пропитано иудейским духом, его мнимыми "ценностями" и самими иудеями, не только атеистам, но даже и рядовым верующим трудно представить. Это знали, видимо, только священнослужители, но и они, по общей малограмотности и слепом некритичном звучании литургии и проч., не видели в библейских иудеях ничего, кроме представителей так высоко чтимого христианами "богоизбранного народа". Языковый барьер церковно-славянского языка, на котором происходит богослужение, также многое скрывал и скрывает. Иудофильский интернационализм православия хорошо маскируется и русской, арийской в основе, архитектурой храмов, и русской живописью икон и фресок, лики иудеев, которые в большинстве своем сильно руссифицированы, иногда ласкают взгляд благообразностью, и русской резьбой по дереву и камню, и чеканкой, и славянской вязью и, наконец, тем, что в храме присутствуют прихожане исключительно русской национальности. Но тем хуже, коварнее от этой русской по форме церкви её иудофильское безродно-космополитическое содержание!

Чтобы не быть голословным, обратимся к практическому "русскому" православию. Попытаемся выяснить, из чего состоит ежедневное православное богослужение? Каков удельный вес в нём Ветхого Завета, т. е. чистого иудаизма? Каков удельный вес новозаветных текстов, т. е. иудаизма, реформированного и слегка приглаженного для гоев? И что же русского в этом богослужении, каков его удельный вес?

Ежедневное богослужение в русской православной церкви состоит из следующих частей: полуношница, утреня, чтение частое, литургия (обедня), вечерня и повечерие. Совершаются также мелкие службы-требы: крестины, молебны, венчания, панихиды, отпевания покойников и др. Остановимся на этом богослужении подробно:

1. ПОЛУНОШНИЦА начинается обычно для всех служб: молитва к Св. Духу ("Царю небесный..."), Трисвятое, молитва к Св. Троице и евангельская молитва "Отче наш..." После такого краткого начала читается ветхозаветный Псалтырь: псалмы Давида № 50 ("Облагодетельствуй по благоволению твоему Сион; воздвигни стены Иерусалима... тогда возложат на алтарь твой тельцов" - так кончается этот псалом) и № 118, затем символ веры, повторение "начала", тропари в честь праздника или святого и несколько молитв; затем чтение псалмов № 120 ("Не дремлет и не спит хранящий Израиля") и № 133 ("Благословит тебя Господь (т. е. Яхве в тексте оригинала на иврите) с Сиона"). Далее - повторение "начала", тропаря праздника или святого, молитва и, наконец, небольшая заключительная часть, называемая "отпуст". Итак, обычная полуношница состоит на 70 % из чистых ветхозаветных, т. е. чисто иудейских, текстов и на 30 % - из причудливой компиляции ветхо- и новозаветных текстов. Программирование иудофильства - налицо! А в субботние и воскресные дни усиливается главным образом за счёт введения дополнительных псалмов Давидовых.

2. УТРЕНЯ. "Начало" - обычное, псалмы № 19 ("Да защитит тебя имя Бога Иаковлева; да пошлёт тебе помощь из Святилища и с Сиона да подкрепит тебя") и № 20, повторение "начала", тропари в честь Креста и Богородицы, затем псалмы № № 3, 37, 62, 87, 102, (так называемое шестипсаломие), ектения и пять стишков - по шесть-восемь слов каждый - в честь израильского бога на тексты из Ветхого Завета; последний стишок подчеркивает мысль о том, что этот бог положил во главу здания камень (т. е. "народ израилев") и каждый должен споткнуться об него и признать его за краеугольный камень в мировом здании. В этом месте утрени за семь дней недели прочитывается три четверти всего Псалтыря, а остальная часть дочитывается в те же дни на вечерне. Иными словами, еженедельно православный христианин имеет возможность прослушать все 150 псалмов Давидовых! Затем следуют два тропаря, псалом № 50 и далее - канон - миниатюрная служба в службе, посвящённая конкретному (по расписанию на год) празднику или святому. В иной день может читаться до четырех канонов. Канон состоит из 9 песен - по 10-15 слов каждая, сопровождаемых несколькими тропарями (до четырех). Рассмотрим их содержание.

Первая песнь всегда посвящена победному исшествию евреев из Египта. Израильтяне и сопричисляющие себя к ним молящиеся православные ежедневно ликуют и радуются поголовной гибели египетских первенцев у людей и скота, гибели египетского войска вместе с фараоном в пучине Красного моря, восславляя за эти злодеяния израильского бога, который для христиан - бог всемирный: "Яко по суху путешествовал Израиль... фараона видя потопляема!"

Вторая песнь, певаемая только в великий пост, высказывает хвалебные мысли о Моисеевом законе, о Второзаконии.

Третья песнь рассказывает нам о так называемом еврейском чуде: способности евреек рожать детей (будущих великих евреев) без участия мужчин. В частности воспевается некая Анна, мать пророка Самуила, одна из первых родившая великого еврея без участия мужчины.

В четвёртой песне прославляются проречения еврейского пророка Аввакума.

В пятой - проречения еврейского пророка Исайя.

В шестой - молящиеся русские православные призывают спасти их, как некогда израильский бог спас некого еврея Иону из чрева кита.

В седьмой песне прославляются три еврейских отрока, которых некогда в Вавилоне бросили в огненную печь, но тот же израильский бог спас их от неминуемой смерти, ниспослав с неба росу, мгновенно угасившую огонь.

В восьмой песне прославляется "Бог израилев, ... сотворивший небо и землю".

В девятой песне воспевается еврейка Мария, последняя из избранных иудеек, родившая сына Иисуса "неизреченно", т. е. не познав мужчину. Перед этой песней идут стихи от Евангелия от Луки с хвалой израильскому богу за то, что тот, наконец, "воспринял Израиль", проявил к нему милость в согласии с обетом Аврааму и потомству его: еврейка Мария, наконец, забеременела на предмет рождения так ожидаемого всем еврейским народом мессии.

После канона опять идут напевы псалмов № 148 и № 149, несколько тропарей (стихир) в честь праздника или святого, затем великословие - 175 слов компиляции ветхо- и новозаветных текстов, ещё тропарь, две ектений и отпуст. Подсчёт показывает, что 69% утрени заняты чисто ветхозаветными текстами, остальные компиляцией ветхо- и новозаветных.

3. ЧАСЫ. После утрени читаются так называемые часы: их четыре. Согласно разъяснениям православной церкви на 1-м часе вспоминается суд над Христом у Пилата; на 3-м - сошествие на апостолов Святого Духа; на 6-м - страдания Христа на кресте; на 9-м - крестная смерть Христа. Однако, как ни странно, все четыре часа состоят только из ветхозаветных псалмов и крошечных тропарей в честь праздника или святого. Во времена составления псалмов Давидовых, как известно, ни Христа, ни Пилата, ни апостолов не было и непонятно, как можно ветхозаветными текстами напомнить слушателям часов о Пилате или об апостоле Павле. Но ближе к делу:

1-й час состоит из псалмов № № 5, 89, 100, двух-трёх тропарей компилативной молитвы;

3-й час - псалмы № № 16, 24, 50 плюс концовка первого часа со своей молитвой;

6-й час - псалмы № № 53, 54, 90 плюс концовка 1-го часа со своей молитвой;

9-й час - псалмы № № 83, 84, 85 плюс концовка 1-го часа со своей молитвой.

Таким образом, 75 каждого часа занято чисто ветхозаветными текстами, а остальное - компиляции.

4. ЛИТУРГИЯ или ОБЕДНЯ. Основная служба дня начинается с ектинии, затем следуют псалмы № № 102 и 145, затем компиляция из 35 слов, новозаветный "Блаженны нищие духом...", тропари, прохимеи на каждый день, затем Апостол, т. е. отрывок из новозаветных деяний Апостолов и отрывок из Евангелия; здесь же начинается поминовение здравствующих и усопших, выход служителей из алтаря на амвон с дарами, призвание Святого Духа для превращения предложенных даров (хлеба и вина) в тело и кровь Христовы - упрощённая процедура иудейского кровавого человеческого жертвоприношения на так называемом медном море в Иерусалимском храме и отпуст. Даже без учета молитвы и псалмов на пресхомидии (тайной службе в алтаре непосредственно перед литургией), а также без учета внутренних ветхозаветных молитв священника во время литургии и на этой службе 35 % занято ветхозаветными текстами, а остальное - компиляция из Ветхого и Нового Заветов.

5. ВЕЧЕРНЯ. Начинается псалмом № 103, затем следует ектения, после чего дочитывается дневная норма псалмов, начатая на утрене. Затем псалмы, постоянные на вечерне: № № 140, 141, 129. В перерывах поются тропари. По окончании тропарей следуют прохимеи (стишки по 5-10 слов) из ветхозаветных текстов и паримии - отрывки Ветхого Завета, в основном, Пятикнижия, пророков израильских и книг Царств. Потом опять тропари, евангельская молитва Симеона-богоприимца "Ныне отпущаеми...", заканчивающаяся славословием в адрес иудеев: "... и славу людей твоих, Израили". Эта молитва поётся "великим гласом", т. е. громко, на высоких нотах, чтобы и в Палестине было слышно, как русские славят людей израилевых. Затем опять тропарь в согласии с календарем православным и отпуст. Подсчёт показывает, что 75 вечерни занято ветхозаветными текстами, а остальное - компиляциями из обоих Заветов.

6. ПОВЕЧЕРИЕ. Начинается псалмами № № 4, 6, 12, 24, 30, 90. Затем хор поёт "Яко с нами Бог..." - ветхозаветные стихи, оканчивающиеся воплем иудейского псалмопевца: "С нами бог, разумейте языцы (т. е. гои) и покоряйтеся..." Затем тропарь, символ веры, "Отче наш..." и молитва. Далее псалмы № № 50, 101 и опять молитва, сочинённая иудейским царём Манасией: "Господю (Яхве) вседержателю, боже отец наших" Авраамов и Исааков и Иакова и семени их праведного... праведные перед тобой только Авраам, Исаак и Иаков и семя их". Итак, это уже откровенный расизм "богоизбранных", закрепляемый в униженном признании русскими людьми, что они унижаются перед семенем израилевым. После - "Отче наш...", тропарь, небольшая молитва, опять псалмы № № 69, 142, славословие в честь израильского бога, опять молитва и отпуст. Итого - 70 % повечерия занято ветхозаветными текстами, а остальное - компилативными.

- " -

Все рассмотренные нами службы состоят как бы из двух частей: 1) статической, неизменяемой и 2) переменной, меняющейся каждый день в зависимости от церковного календаря, т. е. посвящаемой конкретному празднику или памяти святого, приходящимся на данный день.



К былинному Добрыни Никитичу из Рязани любеческий Добрыня Малкович отношения не имеет.

От Яви образовано древнее имя собст. Яволод (владеющий Явью): 1) имя галицкого боярина (Ипатьевская летопись 1209, 1211 гг.), 2) имя смоленского боярина (Новгород, 4 летопись, Троиц, летопись). Арийские Явь, Зевс и Юпитер - Jov + pater (Juppiter) или Явь-патер (отец, Яви) этимологически равнозначны. Важно, что на латыни Юпитер - форма звательного падежа.

См. также о мифической реке Аваддон в иудаизме, упоминаемую, напр., в Отар. Иоанна, 9; II и о кресте у реки Армагеддон, там же, 16; 16.










Document Info


Accesari: 61712
Apreciat:

Comenteaza documentul:

Nu esti inregistrat
Trebuie sa fii utilizator inregistrat pentru a putea comenta


Creaza cont nou

A fost util?

Daca documentul a fost util si crezi ca merita
sa adaugi un link catre el la tine in site

Copiaza codul
in pagina web a site-ului tau.




eCoduri.com - coduri postale, contabile, CAEN sau bancare

Politica de confidentialitate




Copyright Contact (SCRIGROUP Int. 2022 )